21 марта 2022
«Яндекс» заключил мировое соглашение с инициаторами дела о «колдунщиках» | авторская колонка Натальи Коростелевой и Евгения Большакова для «Коммерсант»

Цифровое колдовство

Начало года выдалось для российской IT-отрасли резонансным: 19 января суд утвердил мировое соглашение по делу о «колдунщиках» между «Яндексом», ФАС России и членами IT-коалиции, в которую вошли лидеры разных сегментов цифровых рынков: «Авито», ЦИАН, 2ГИС, Tutu, «Дром», IVI, «Профи», «Зун» и выступающая отдельно от коалиции Wildberries. О том, почему такое разрешение спора нестандартно для мировой практики и насколько важным оно оказалось для всего цифрового рынка, “Ъ” рассказали партнеры адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Наталья Коростелева и Евгений Большаков.

За долгое время своего существования «Яндекс» запустил много собственных сервисов, и для продвижения некоторых из них использовал инструмент обогащенных ответов — так называемых колдунщиков. Ссылки на собственные сервисы IT-гигант встраивал в поисковую выдачу более ярко и наглядно: снабжал их разнообразным интерактивом и по собственному усмотрению показывал в поиске в любом месте (но, как правило, вверху поисковой выдачи) независимо от результатов органической выдачи, поскольку обогащенные ответы не подчинялись даже собственным принципам ранжирования «Яндекса».

На практике это выглядело так: когда пользователь вводил любой поисковый запрос, который мог быть удовлетворен на собственных сервисах «Яндекса» (посмотреть кино, купить шины, заказать билеты), поисковик выдавал обогащенный ответ преимущественно в верхней части экрана, и он был призван моментально решить пользовательскую задачу — например, начинался показ конкретного фильма, предлагался запрошенный рейс и так далее.

Такой инструмент был очевидно удобен для пользователей, но в то же время его применение негативно отражалось на конкуренции в долгосрочной перспективе.

Не секрет, что место в поисковой выдаче во многом определяет будущее сервиса. Если ссылка на сервис отсутствует в первых пяти позициях, то его популярность значительно снижается, а если ссылки нет на первой странице поиска — можно сказать, что сервиса в выдаче и вовсе не существует.

Показывая «колдунщиков» в верхней части экрана, «Яндекс» автоматически понижал в поиске ссылки на все прочие сервисы, тем самым перетягивая к «колдунщику» до 40% пользовательского внимания. Если же «колдунщик» появлялся в середине экрана, внимание к нему привлекалось за счет его свойств (смысловой наполненности, интерактива и пр.). Результаты социологических опросов показали, что даже в этом случае на обогащенный ответ приходилось 20–30% кликов пользователей, а на обычные ссылки в том же месте — всего 5–7%.

В результате подобных практик сервисы третьих лиц, не имеющие доступа к обогащенным ответам, регулярно теряли примерно треть своего трафика в поиске «Яндекса» в пользу собственных сервисов IT-гиганта. Это подспорье позволило ему заметно нарастить рыночную долю, а в будущем угрожало монополизации многих цифровых рынков.

В феврале 2021 года Федеральная антимонопольная служба РФ (ФАС) по обращению коалиции IT-сервисов выдала «Яндексу» предупреждение с требованием прекратить эксклюзивное использование обогащенных ответов и предоставить сервисам третьих лиц равные условия доступа к таким механизмам продвижения. Тем самым ФАС обозначила проблему, давно назревшую на рынке.

Мировые регуляторы уже не в первый раз столкнулись с преимущественным продвижением цифровой платформой своих сервисов (существует даже специальный термин «self-preferencing»), но до недавнего времени найти оптимальное решение проблемы не удавалось.

Новое решение старой проблемы

Обычно рассмотрение дела в ФАС завершается выдачей в адрес ответчика решения и предписания. У такого варианта есть несколько минусов.

Во-первых, в предписании регулятор не может максимально детализировать, какие именно действия должна совершить компания-ответчик, что оставляет большой простор для ее самостоятельного усмотрения. По итогу исполнение предписания не приводит к желаемому результату.

Недостатком является и огромный по меркам IT-рынка временной промежуток между моментом, когда ФАС принимает решение, и началом его исполнения. Исполнение предписания приостанавливается на период его судебного обжалования, а продлить рассмотрение дела в суде первой и апелляционной инстанций на год и более — задача несложная.

Радикальный вариант — нормативный запрет крупным платформам совмещать виды деятельности, связанные с управлением платформой (например, поиском) и с управлением сервисами, которые на ней продвигаются. На сегодняшний день ни в одном государстве эту меру не довели до логического конца, но соответствующие законопроекты обсуждаются. В любом случае такой путь не мог быть реализован в рамках антимонопольного дела и в обозримые сроки.

Таким образом, в деле ФАС России о «колдунщиках» реализовано эксклюзивное для отечественной практики решение — заключение мирового соглашения в рамках антимонопольного дела. Суть в том, что мировое соглашение завершило рассмотрение дела в антимонопольной службе, а не послужило инструментом урегулирования спора между компаниями и ФАС в рамках судебного обжалования решения.

По самым скромным оценкам, эта новелла позволила ускорить процесс восстановления интересов рынка минимум на полтора года, поскольку «Яндекс» согласился совершить определенные действия в рамках исполнения предупреждения ФАС.

Примечательна не только скорость, но и эффективность этого механизма урегулирования. «Яндекс» разместил в общем доступе ряд документов: политику, порядок и условия подключения к программе обогащенных ответов, специальные требования для сервисов в каждой из рыночных категорий (авто, билеты, видео и др.), а также порядок аудита и обеспечения непредвзятости поиска. Все эти документы закладывают ряд принципов «сосуществования» сервисов «Яндекса» и третьих лиц в поисковике IT-гиганта, из которых можно выделить три ключевых.

Первый из них — недискриминационный доступ ко всем обогащенным форматам: «Яндекс» предоставляет доступ любым третьим лицам, которые соответствуют понятным и заранее известным требованиям, ко всем способам обогащения наравне со своими сервисами. Это правило становится стандартом на будущее — с течением времени поиск развивается, и если через год «Яндекс» разработает новый механизм продвижения, то сможет использовать его не раньше, чем предоставит аналогичную возможность остальному рынку. Впредь политика цифрового гиганта будет оцениваться с позиции предоставления равных условий для собственных и сторонних бизнесов.

Второй принцип — недопустимость манипулирования результатами поисковой выдачи для преимущественного продвижения собственных сервисов. Обоснованность правил ранжирования является краеугольным камнем работы системы, и этот принцип идет еще дальше, поскольку выходит за рамки доступности обогащенных ответов и в целом говорит о недискриминации в поиске.

Третий принцип запрещает использование данных, полученных в рамках обогащения, для собственных сервисов цифрового гиганта.

В рамках мирового соглашения «Яндекс» утвердил особые правила: они устанавливают принципы партнерской программы обогащения, порядок запуска, приостановления, прекращения обогащения, элементы контроля партнеров за его результатами, а также внешнего аудита. В антимонопольном процессе подобная система реализована впервые.

Важный шаг для цифрового рынка

Новый механизм выполняет несколько важных задач. Во-первых, он исполняет предупреждение ФАС: «Яндекс» прекращает эксклюзивное использование обогащенных ответов, дает равный доступ к ним третьим лицам и убирает дискриминацию в поиске. Кроме того, принятые акты прописаны довольно детально, что явно пойдет рынку на пользу. Во-вторых, он вводит равные условия в поиске для своих и чужих сервисов, а также внешний контроль за добросовестностью их выполнения — и это важный шаг в рамках всего цифрового рынка. ФАС разработала перечень из пяти принципов функционирования цифрового рынка, и кейс по «колдунщикам» послужил основой минимум для двух из них. Принцип открытости предполагает верификацию процессов, происходящих на платформе, а принцип нейтральности — единство отношений к своим и чужим сервисам.

Таким образом, правила, которые были выработаны и воплощены в политиках в рамках дела о «колдунщиках», а также опубликованы в ходе реализации мирового соглашения, заложили новые стандарты цифрового рынка в интересах всех его участников.

«Лидеры рынка юридических услуг». Приложение №47/П от 21.03.2022, стр. 8

https://www.kommersant.ru/doc/5251919

КЛЮЧЕВЫЕ КОНТАКТЫ