23 июля 2021
С какими требованиями регулятора может столкнуться бизнес при сделках с иностранными инвесторами | авторская колонка Анны Нумеровой для газеты «Известия»

Тренд на деглобализацию в мире и внутренняя политика России по деофшоризации на протяжении последних нескольких лет получили свое развитие в работе ФАС и соответствующей правительственной комиссии, которые рассматривают сделки с участием зарубежных компаний. Они руководствуются законом о порядке осуществления иностранных инвестиций в общества, имеющие стратегическое значение. Документ устанавливает требования, ограничивающие участие иностранцев в уставном капитале стратегических фирм, а также правила согласования сделок зарубежных инвесторов с акциями таких компаний.

Очевидно, что требования документа необходимо принимать во внимание производителям вооружения, военной техники, боеприпасов. Однако к стратегическим могут быть отнесены не только предприятия оборонно-промышленного комплекса, а и, например, производитель косметики или региональный водоканал.

В целом в мире сохраняется тенденция на упрощение корпоративных структур владения. Все реже можно встретить группу, состоящую из нескольких сотен компаний, причем структуры российских олигархов не стали исключением. Вместе с тем холдинговые компании, зарегистрированные в благоприятной налоговой или корпоративной иностранной юрисдикции, всё еще существуют. В этом случае требования закона не будут применимы к российским бизнесменам только при соблюдении трех условий: гражданин РФ владеет более чем половиной (прямо или косвенно) стратегического общества, не имеет иного гражданства и остается налоговым резидентом нашей страны. Если один из этих пунктов не соблюден, покупатель должен обратиться в правкомиссию за согласием на приобретение стратегического общества или на увеличение пакета в нем, поскольку в цепочке есть иностранная компания.

Еще одно требование, которое надо учитывать российскому бизнесу при планировании сделок, — предварительное раскрытие бенефициаров. В 2017 году работа правкомиссии была практически парализована из-за внесенных в закон поправок о запрете на совершение сделок с участием офшоров из ряда юрисдикций. В результате некоторые сделки были заморожены или отложены. Поскольку офшоры нередко присутствуют в структурах владения российскими активами, этот запрет затронул и отечественный бизнес. Среди попавших в опалу юрисдикций были Британские Виргинские Острова, Джерси, Гернси.

Позднее формулировки заменили на более взвешенные: вместо запрета власти ввели институт раскрытия бенефициаров. Основная его суть в следующем: если у ФАС есть полная информация о выгодоприобретателях, бенефициарных владельцах и контролирующих лицах офшоров, то к их сделкам применяются обычные для зарубежных компаний требования. В противном случае такие «нераскрывшиеся» инвесторы приравниваются к иностранным государствам или организациям под их контролем, для которых предусмотрен запрет в отношении ряда активов и более строгий режим контроля за сделками.

При этом выгодоприобретатели и бенефициарные владельцы определяются в соответствии с российским законодательством о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Чтобы стать «обычным» инвестором в глазах регуляторов, иностранная организация должна пройти процедуру раскрытия, выждать минимум 30 дней (на практике может быть больше) и только после этого совершать сделку.

Посыл понятен: больше никаких номинальных акционеров и теневых бенефициаров. Государство точно должно знать, кому принадлежит или будет принадлежать российский актив, тем более в чувствительных сферах экономики.

Практика закона о стратегических инвестициях — это дорога с двусторонним движением. После того как наличие активов в России стало препятствием для покупки финской корпорацией Fortum акций немецкой компаниии Uniper, были внесены поправки, устраняющие барьеры для суверенных инвесторов и облегчающие согласование для частных иностранных компаний. Аналогичная работа была проведена антимонопольным органом после вынесения на правкомиссию сделок, связанных с приобретением банков, сыроварен, предприятий с рентгенологическим кабинетом.

В сухом остатке ситуация такова: закон о стратегических инвестициях должны иметь в виду все — и иностранный бизнес, и российский.

Автор — Анна Нумерова, партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

https://iz.ru/1196642/anna-numerova/posle-fas?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D

КЛЮЧЕВЫЕ КОНТАКТЫ