17 апреля 2020
Как изменился рынок юридических услуг во время пандемии | комментарий Ильи Никифорова для «РБК Pro»
Рынок юридического консалтинга в период пандемии коронавируса разделился: одни практики парализовало, другие просто тонут в обращениях перепуганных клиентов. «РБК Pro» узнал, как юрфирмы перестраивают свою работу сейчас.
 
Из-за пандемии коронавируса рынок юридического консалтинга переживает рост по целому ряду направлений. Бизнес генерирует огромный спрос на разъяснения многочисленных изменений законодательства — новых ограничений и запретов, обязательств перед работниками и контрагентами, наконец, возможностей использования мер поддержки, которые все-таки гарантировали федеральные и региональные власти. Разобраться во всем этом без подсказки предпринимателям не под силу.
 
«Лучше всего проблемы в понимании нормативного регулирования демонстрирует выдержка из рекомендаций Минтруда от 26 марта: «Нерабочий день не относится к выходным и нерабочим дням, поэтому оплата производится в обычном, а не повышенном размере». Разъяснение верное, а ситуация с ясностью печальная», — говорит Олег Ганюшин, адвокат «Прайм Эдвайс».
 
Соответственно, даже те клиенты, кто годами не пользовался услугами юрфирм, ограничиваясь своими внутренними правовыми подразделениями, вынуждены сегодня обращаться за консультациями, чтобы быстро разобраться во всем объеме новой правовой информации.
 
«Подобные вопросы клиенты предпочитали решать с помощью внутренних юротделов, — говорит Ганюшин. — Но сейчас в связи со срочностью и сложностью толкования принятых антикризисных правовых актов они прибегают к помощи консультантов». Этот тренд подтверждает Дарья Борисова, партнер «Григорьев и партнеры»: «Законодательство так стремительно меняется, что предприниматель не успевает все проанализировать, и ему безопаснее обратиться к консультантам. Те разъяснят, что вступило в силу, а что фейк».
 
Вполне закономерно тонут в обращениях консультанты по медицинскому праву: огромная нагрузка на медицинские учреждения вызвала взрывной рост этого еще недавно периферийного сегмента юридического рынка. «Мы испытываем пятикратное увеличение обращаемости и работаем практически в круглосуточном режиме, — говорит Ольга Зиновьева, управляющий партнер специализированной юрфирмы «Онегин Групп». — В тренде такие вопросы, как оказание медицинской помощи в условиях нормативных ограничений (распределение потоков, обеспечение медперсонала средствами индивидуальной защиты и обязанности работодателя в связи с этим, запрет на выполнение плановых амбулаторных приемов и ограничения госпитализаций), юридические аспекты сохранения бизнеса, работа системы ОМС в условиях пандемии, работа стоматологических клиник и клиник ЭКО в условиях пандемии, телемедицинские сервисы». Тенденцию подтверждают и в «Пепеляев Групп»: медицинская практика завалена запросами от клиентов.
 
Пять причин не исполнять договор
 
Закрытие государственных границ сорвало внешнеторговые сделки, остановка авиасообщения обрушила бизнес гостиниц, карантинные меры спровоцировали падение выручки ресторанов, а рынок массовых мероприятий вообще вогнали в кому. Участники всех этих договорных отношений — поставщики и заказчики, арендаторы и арендодатели, должники и кредиторы — с обеих сторон все как один обратились к юристам. Как отмечает Сергей Спасеннов, старший партнер и руководитель петербургского офиса «Пепеляев Групп», юристы коммерческой практики фирмы сегодня получают много запросов по договорам аренды и поставки, чаще всего — о возможности применять форс-мажор для отсрочки платежей или неисполнения обязательств. «Полным ходом идет взаимодействие с контрагентами, уведомление их о форс-мажоре или подписание дополнительных соглашений, где изменяются условия договоров, — подтверждает Борисова. — Еще один огромный пласт — это разработка алгоритма взаимодействия с госорганами, когда невозможно исполнить госзакупки».
 
Часть собственников бизнеса с помощью консультантов уже чертят планы действий на случай роста неплатежей со стороны контрагентов и истощения собственных запасов, говорит Егор Крапивин, юрист «Апелляционного центра».
 
Михаил Тимонов, партнер Eversheds Sutherland: «Здесь много проблем у арендаторов, почти все вынуждены искать основания для просьб об отсрочке оплаты и снижении размеров. Некоторые вынужденно рассматривают возможность досрочно расторгнуть договоры, чтобы уменьшить убытки в период эпидемии. Схожие проблемы возникают не только в арендных отношениях, но и при исполнении других долгосрочных договоров. Дополнительную сложность порождает неопределенность текущего правового режима в России, а также разница в подходах к ситуации на уровне субъектов Федерации».
 
По словам Марины Горлачевой, партнера CLC, наиболее востребованной услугой ее фирмы стало разрешение вопроса, считать ли ту или иную меру, принятую правительством страны, форс-мажором в отношениях хозяйствующих субъектов: «Мы разъясняем нашим клиентам, чем отличается режим ЧС, установленный специальным законодательством, от мер, проводимых сейчас правительством и регионами. Разъясняем, как действовать, если полиция остановила, изучаем, как можно добраться из одного региона в другой транзитом через третий, в котором введен жесткий карантин».
 
Как говорит Артем Денисов, управляющий партнер «Генезиса», множество обращений связано с оптимизацией затрат бизнеса: «Оптимизируются затраты на услуги, не востребованные на карантине: например, клининг не нужен, когда офис закрыт. Много вопросов касается аренды, дальше идут вопросы, связанные с просрочкой исполнения обязательств и возможностью расторжения договоров поставки и купли-продажи».
 
Терпение и труд
 
Перевод всех сотрудников на удаленку или в режим самоизоляции с сохранением зарплат спровоцировал спрос работодателей на консультации экспертов по взаимоотношениям с работниками. Как метко отметил партнер Eversheds Sutherland Михаил Тимонов, «трудовое право переживает взрывной рост, и повод для этого, как обычно, печальный — необходимость сокращения издержек компании в период локдауна». «У всех на повестке увольнения, изменение условий трудовых договоров и т.п.», — говорит Владимир Мечтаев, управляющий партнер АБ «ФРЕММ». По словам Борисовой, запрос у бизнеса возник на «выявление баланса между тем, что они могут оплатить, и тем, что прописано в законодательстве».
 
Трудовые консультанты сейчас массово готовят для клиентов внутренние документы по переводу коллектива на иной режим работы: кому можно — дистанционный, кому нельзя — сокращенный. Отдельный блок запросов на реструктуризацию трудовых отношений у непрерывных производств. Впрочем, отмечают эксперты, большинство компаний пока лишь изучают возможности на будущее, «запас прочности еще имеется». Отчасти это, правда, объясняется тем, что «к большому сожалению, для представителей бизнеса трудовое законодательство не может предложить какие-либо волшебные способы законного массового увольнения работников без существенных выплат компенсаций», иронизирует Ева Тимофеева, советник по трудовым вопросам «ССП-Консалт».
 
Как говорит Илья Никифоров, управляющий партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», вопросы трудового права оказались настолько популярны у клиентов, что бюро решило наиболее общие темы освещать бесплатно в массовом порядке через онлайн-рассылки и FAQ на своем сайте: «Кто может работать в нерабочую неделю, как оформить удаленную работу сотрудников, как оплачивается обязательная самоизоляция и тому подобное».
 
Однако, говорят участники юридического рынка, нынешний рост — это еще цветочки, ягодки же будут после открытия судов: «Мы ожидаем, что появится большое количество исков от сотрудников, которые потребуют выплатить им зарплату и компенсации», — говорит Ольга Воробьева, руководитель судебной практики EMG.
 
Судебный коллапс
 
Все консультанты отмечают, в какое сложное положение попали судебные юристы. Государственные суды ушли на карантин, не проводят очных заседаний. Между тем основной доход юристов-судебников связан именно с выступлениями (в случае почасовой или сдельной оплаты) или с победами (в случае оплаты success fee) в судах.
 
По словам Борисовой, судебные юристы сейчас подключаются к работе договорных отделов (вышеупомянутые форс-мажоры) или используют свободное время для подготовки к отложенным на «после карантина» заседаниям: пишут запросы, работают с базами данных, анализируют документы, оттачивают формулировки. Кроме того, в суды по «Почте России» направляются новые иски и ходатайства (они принимаются канцеляриями, но начало рассмотрения откладывается на потом). Правда, как отмечает Спасеннов, в некоторых судах даже такая удаленная обработка документов вызывает проблемы.
 
По словам Александра Арбузова, партнера «Дювернуа Лигал», негативно сказывается на работе не только закрытие судов, но и остановка приема во многих госучреждениях: «Например, директор компании назначен на должность, а внести эти сведения в ЕГРЮЛ не успели. Или просто есть формальное требование госоргана, имеющее срок, а исполнить его теперь невозможно».
 
Остановка судов оказала влияние и на уголовно-правовую практику. «Рассмотрение судами ходатайств о продлении стражи в настоящее время скорее напоминает конвейер, да и еще и плохо отлаженный из-за проблем с видеосвязью с изоляторами», — описывает положение дел Станислав Бобков, партнер АБ «ТОРН». Между тем, по словам Александра Почуева, президента МКА «Почуев, Зельдин и партнеры», в целом уголовно-правовое сопровождение бизнеса сокращение спроса не испытывает, так как проблемы в сфере уголовного преследования возникают нечасто и небыстро: «Это, как правило, непрофильные риски для предпринимателей, возникающие из правоотношений, бывших задолго до пандемии».
 
Марина Горлачева, партнер CLC: «С нами работает адвокат, так у него никаких каникул нет и не предвидится. Он отселился от семьи, запасся масками и антисептиками и вкалывает за семерых. Ездит в СИЗО, в суд на избрание или продление мер пресечения, на следственные действия».
 
Банкротство
 
Введенный правительством мораторий на банкротство участники рынка считают мерой малоэффективной и готовятся к валу банкротств после снятия карантина. По словам Карины Епифанцевой, руководителя практики банкротств «Дювернуа Лигал», компании, которые действительно пострадали от карантинных мер, едва ли смогут оправиться в течение полугода действия моратория. С коллегой согласен Юрий Апухтин, партнер РАУД: «Эти шесть месяцев — это время не для спасения, а чтобы подготовиться к банкротству: осмыслить риски, провести переговоры с кредиторами, разработать финансовый план».
 
Уже сейчас компании, переживающие кризис, стали уделять особое внимание контролю платежей, заранее имея в виду перспективу их оспаривания, говорит Алексей Васильев, управляющий партнер ФУКАУ. Пока же сдерживающую роль играет вовсе не мораторий, а вышеупомянутый карантин в арбитражных судах страны: все процедуры банкротства идут исключительно в режиме переписки, говорят участники рынка.
 
Тем временем, отмечают эксперты, активно развивается направление банкротства физлиц: это в основном довольно простые процедуры, не требующие даже участия в заседаниях, так что многие юристы переориентируются на этот рынок в расчете на увеличение клиентов. «Мы осторожно оцениваем перспективы этих услуг, учитывая фактическое падение платежеспособности потенциальных клиентов», — комментирует тренд Алексей Кузнецов, управляющий патнер ImperaLegem.
 
Юлия Комбарова, генеральный директор «Юридического бюро № 1»: «Число обращений снизилось, рассмотрение текущих дел застопорилось. Но после окончания карантина многие люди потеряют источник дохода и не смогут оплачивать кредиты, им придется банкротиться. С нашими клиентами мы работаем дистанционно, с новыми достаточно одной встречи — подписать договор и передать доверенность. Можно и через курьера, но многие клиенты хотят лично прийти в офис. Поэтому офис у нас не закрыт, работает дежурный юрист. Выросло число звонков с жалобами на коллекторов, которые, пользуясь ослаблением контроля, стали запугивать должников. Продолжает работу «в полях» финансовый управляющий — ездит по банкам и снимает деньги с зарплатных счетов граждан-должников, так как у них самих доступ к счетам закрыт».
 
Эту паузу консультанты используют для подготовки к будущему валу банкротств: увеличивают штаты юристов и команды арбитражных управляющих, готовят маркетинговые бюджеты.
 
Неисправимые оптимисты
 
Наиболее чувствительной к кризисам считается практика слияний и поглощений: в условиях нестабильности инвесторы стараются не покупать активы, а владельцы последних — не продавать их без нужды. «Особенно просели сегодня услуги по сопровождению сделок и проектов ГЧП», — комментирует Ирина Коновалова, партнер Института проблем предпринимательства.
 
Но часть бизнесменов продолжают начатые сделки, отмечают эксперты. «Многие проекты и сделки затормозились: клиенты и их контрагенты заняли выжидательную позицию, — говорит Арбузов. — Но есть несколько проектов, где взаимодействие продолжается, несмотря ни на что». Некоторые международные сделки встали просто потому, что в ряде стран уже невозможно получить или подписать оригиналы документов (не работают регистраторы, нотариусы и тому подобные структуры), говорит Михаил Тимонов, партнер Eversheds Sutherland: «Но часть проектов продолжается по инерции, доделать их проще, чем приостановить. Кроме того, среди бизнесменов в России много неисправимых оптимистов, которые предполагают, что карантин не продлится более двух месяцев, и не видят смысла останавливать сделки». В то же время, как отмечает Крапивин, бизнесмены при деньгах уже привлекают консультантов для анализа и оценки проблемных активов, которые предлагаются или будут предлагаться в ближайшее время на рынке.
 
Налоги
 
На фоне пандемических событий своим чередом идут налоговые периоды, и ФНС России, которая научилась налоговому контролю в удаленном режиме уже давно, отнюдь не бездействует и в карантин. Поэтому и налоговые консультанты сейчас не прозябают в бездействии. «Закончился первый квартал, начался второй, подоспел огромный пласт изменений в НК РФ плюс новые правила игры, связанные с пандемией. Налогоплательщики сегодня поделились на две категории: те, кто вошел в список непрерывных производств и может продолжать деятельность, и все остальные, которые закрыты на карантин. У каждой категории свои переносы, каникулы», — говорит Борисова.
 
Александр Ерасов, руководитель направления налоговых споров Bryan Cave Leighton Paisner: «Пандемия отнюдь не прекратила налоговые споры. В приказе ФНС от 20 марта говорится о приостановке выездных проверок, а также мероприятий налогового контроля, связанных с непосредственным контактом с представителями налогоплательщиков. На камеральные проверки, предпроверочный анализ, встречные проверки и истребование документов по конкретным сделкам приказ не распространяется. Налоговые органы не прекратили работу и не перешли на удаленный режим. Требования к компаниям о представлении документов сыплются как из рога изобилия. Впрочем, налогоплательщики имеют возможность продлить сроки ответа на 20 рабочих дней, сославшись на постановление правительства № 409 от 2 апреля, а также на более длительный срок по согласованию с налоговым органом с учетом фактических обстоятельств у конкретного налогоплательщика».
 
Две стороны карантина
 
Юристы не спешат подсчитывать барыши от взрывного роста спроса на свои услуги, так как эффект от этого едва ли будет долгосрочным: гиперактивность клиентов в первые недели кризиса сменится упадком, если карантин затянется. «Предприниматели сориентировались в новых условиях, но спросом пользуются только жизненно важные услуги по наиболее критичным для сохранения бизнеса моментам», — говорит Анна Коняева, руководитель CPO Group. А многие бизнесмены оказались в такой ситуации, что денег нет даже на юристов. «Ограничения больно ударили по нашим клиентам, особенно тем, которые не связаны с производством, и как результат сократилось обращение к нам», — отмечает Арбузов.
 
Поэтому у многих юрфирм рост нагрузки не коррелирует с ростом выручки. «Объем работы у юристов и бухгалтеров не изменился, но вот желающих платить за эту работу оказывается все меньше», — констатирует Воробьева. В этих условиях некоторые фирмы сообщили о шагах по оптимизации работы. Так, в ЕПАМ стали активно использовать искусственный интеллект, «выделяющий сложные места в договоре, чтобы эксперт мог предметно работать с ними». А по словам Татьяны Грушко, директора по развитию фирмы Legal2Business, советники и консультанты в кризис изменили даже подход к написанию своих заключений для клиентов: «Клиенту некогда думать, надо принимать решение, поэтому вместо заключения на несколько десятков листов мы пишем сухие короткие выжимки о рисках того или иного решения или о последствиях решений органов власти».
 
С другой стороны, отмечают юристы, карантинные меры помогли некоторым их клиентам вспомнить о делах и проектах, которые раньше откладывались в связи с высокой загруженностью текущими вопросами. «В рамках крупного бизнеса это вопросы масштабных реорганизаций и оптимизации процессов, — говорит Ганюшин. — В рамках личных обращений это, например, вопросы семьи и брака». Тренд подтверждает и Ерасов: «У людей дошли руки до многих вопросов, на которые раньше не хватало времени».
 
Автор: Павел Горошков
 
С полным текстом публикации можно ознакомиться на сайте издания по ссылке

КЛЮЧЕВЫЕ КОНТАКТЫ

Илья Никифоров

Илья Никифоров

Санкт-Петербург, Москва