7 сентября 2015
Анна Нумерова прокомментировала для журнала «Профиль» возможную сделку по консолидации «Трансаэро» и «Аэрофлота».

«Профиль» опросил экспертов о том, что ждет авиакомпанию «Трансаэро» после покупки «Аэрофлотом»

Анна Нумерова, председатель генерального совета НП «Содействие развитию конкуренции», советник адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»:

Какой бы процент рынка «Аэрофлот» ни получил, само по себе это не противоречит антимонопольному законодательству. У нас карается не доминирующее положение, а злоупотребление им. Прежде всего, нужно корректно определить долю «Аэрофлота» на рынке. Сама цифра – 50 с лишним процентов – мало о чем говорит. На одних маршрутах «Аэрофлот» конкурировал с «Трансаэро», на других конкуренция была незначительной. Антимонопольный орган должен оценить, на каких маршрутах складывается наиболее чувствительная ситуация.

В целом полагаю, что сделку одобрят, но при этом будут выданы предписания. Они бывают двух типов – поведенческие и структурные. Поведенческие – в данном случае, значит сообщать о повышении цен, обосновывать, чем вызвано то или иное повышение. Структурные – это если «Аэрофлот» предпишут продать часть своих маршрутов. Или, если некоторые маршруты выведены на дочерние компании, то ФАС может предписать продать их акции.

В российской практике структурные предписания довольно редки, но возможны. Так, когда в 2013 году «Роснефть» приобрела ТНК-ВР, ФАС согласовал сделку с условием продать часть заправок в регионах, где доля объединенного субъекта составила 100%.

Думаю, ФАС хорошо понимает риски монополизации. В последние годы она приложила немало усилий для дерегулирования авиаперевозок, повышения количества игроков на маршрутах, особенно по СНГ и дальнему зарубежью. Выведена прямая пропорция, как количество игроков влияет на стоимость билетов. Скорее всего, тарифы будут где-то повышаться, и чтобы минимизировать возникновение такой ситуации, возможны два варианта. Первый – превентивный: «Аэрофлот» обяжут сообщить ФАС о возможном увеличении цен на билеты и обосновать причину. Второй – наказывать постфактум, но для этого нужно доказать, что допущено монопольное завышение цены.

Конечно, многое зависит от добросовестности «Аэрофлота». Авиакомпания не первый год на рынке и хорошо понимает риски, которые может вызвать повышение цен. Думаю, ждать, что цены подскочат в 1,5-2 раза, не стоит.

В мире существуют разные подходы к компаниям, стоящим на краю банкротства. Есть позиция, что все должно регулироваться рынком и не надо спасать тонущего. В этом случае, если банкрот ликвидируется сам, то его доля распределится среди других участников рынка более равномерно. Другой взгляд — поглощение банкрота другим игроком, который берет на себя бремя его долгов. В таком случае риск ограничения конкуренции компенсируется тем, что не страдают контрагенты банкрота.

Бренд «Трансаэро», думаю, в итоге не сохранится. «Аэрофлот» довольно дорого оценивает свой бренд, много в него вкладывает, и вряд ли захочет, чтобы в сознании потребителя он смешивался с «Трансаэро».

КЛЮЧЕВЫЕ КОНТАКТЫ