11 мая 2021
Закон о социальных сетях в России: ужесточение или необходимость? | комментарий Дарьи Сергеевой для журнала «Сфера»

Российский интернет уже давно оброс значительным количеством ограничений и регуляторных мер со стороны законодателя. С принятием поправок в Закон об информации обязанность следить за противоправным контентом появилась и у социальных сетей. Эффективен ли введенный механизм, смогут ли соцсети справиться с новой обязанностью и как меняется мировое интернет-пространство – в материале «Сферы». [...]

Вопрос, кто должен нести ответственность за противоправную информацию – пользователь, который ее разместил, или социальная сеть, которая ее распространяет, всегда был дискуссионным. Однако с принятием поправок к Закону об информации ответ появился – ответственность несут оба. Классически побеждает (а в данном случае проигрывает) дружба. «Ответственность за противоправный контент всегда должен нести тот, кто его размещает. Наряду с этим площадка, которая допускает возможность совершения противоправных действий в своей инфраструктуре, должна иметь как собственные механизмы противодействия, так и вовремя реагировать. Логично, что речь об ответственности не за сами действия, а за отказ им противодействовать в случае выявления и обращения», – объясняет старший юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дарья Сергеева. [...] 

Закон о социальных сетях предусматривает блокировку десяти типов информации. При выявлении противоправного контента соцсети должны ограничить к нему доступ. Если сами они оценить противоправность контента не могут, его следует направить в Роскомнадзор, который и примет решение о блокировке. Штрафы владельцам сайтов или информационных ресурсов предусматриваются только в том случае, если провайдеры хостинга не удалили противоправную информацию по требованию Роскомнадзора.[...]

При этом другого варианта, кроме как подчиниться и начать применять новые механизмы работы, у интернет-ресурсов нет. «Очевидно, что, если сама социальная сеть говорит, что не справляется с этой функцией, странно было бы переложить ее на Роскомнадзор, который должен следить одновременно за контентом всех социальных сетей. Полагаю, что актуален вопрос привлечения для этих целей автоматизированных систем, что неминуемо приведет к тем проблемам, которые мы пока, наверное, не способны решить ни технически, ни этически. Да и законодательная база в отношении искусственного интеллекта также отсутствует», – говорит Дарья Сергеева. [...]

«Очевидно, что вся наша жизнь и общение уже практически полностью перешли в цифровую среду. Причем в условиях пандемии произошел именно качественный скачок, следовательно, должно меняться и законодательство в этой сфере, это нормально», – говорит Дарья.

Важно понимать, что необходимость контроля контента в интернете обсуждается не только в России. Нормы, схожие с положениями Закона о социальных сетях, были приняты во многих странах, в том числе в Турции, Германии и Франции. Везде подобные ограничения встречают как одобрение, так и жалобы на цензуру и ограничение свободы слова. В связи с этим в 2020 году Россия предложила ООН разработать новые стандарты в сфере управления интернетом и создать структуру, которая займется разработкой и внедрением правовых норм. Возможность создания общемирового правового поля в мировой сети – еще одна тема для дискуссии. Однако факт остается фактом – интернет меняется и начинает все больше отражать реальность, в которой на деле живут пользователи.

«Мое ощущение, что интернет в сегодняшнем статусе проживет уже не так долго. Тенденции сделать его локальным и независимым внутри территорий отдельных стран уже реализованы, например, в Китае. Россия также сейчас активно разрабатывает концепцию суверенного интернета. При этом мы понимаем, что поскольку полностью изолировать интернет-трафик стран невозможно, то, вероятно, для общего интернета могут быть и будут разработаны единые стандарты», – считает Дарья Сергеева.

Опубликовано в журнале «Сфера»