17 декабря 2013
«Ведомости» публикуют комментарии Ивана Смирнова в статье о спросе на услуги по коллективным искам

Новая работа

Из США институт коллективных исков распространился по всему миру и может добраться до России. Адвокаты довольны: чем жестче наказание для нарушителя, тем выше гонорар юристов

Сергей Титов

Для американских компаний коллективные иски стали настоящим кошмаром. Примерно треть ответчиков разоряются (данные Объединения корпоративных юристов (ОКЮР), а их расходы по групповым искам составили в 2011 г. 1,66% ВВП.

Любой коллективный иск в США может превратиться в иск от всей страны: убытки взыскиваются в пользу всех потенциальных жертв нарушения, они считаются присоединившимися к процессу, если прямо не заявят об отказе судиться (система opt-out). Убытки взыскиваются в кратном размере.

Но далеко не вся отсуженная сумма достается пострадавшим. До 40% получают адвокаты, говорил директор дирекции по правовым вопросам «Газпром нефти» Роман Квитко. Они становятся не просто представителями в суде, а организаторами и финансистами процесса. По крупнейшим делам адвокаты получают 10-15%, отмечает главный юрисконсульт «Газпром нефти» Борис Галеев.

До суда доводить процесс необязательно. Компании часто предпочитают не рисковать и идут на мировую. Стандартный гонорар за мировое соглашение — 30% от суммы иска, отмечает координатор экспертного направления ОКЮР Елена Войниканис. Для адвокатов организация коллективных исков стала отдельным бизнесом — они ищут пострадавших от действий компаний, подкупают их и подают коллективный иск. За сговор с целью подкупа истцов по групповым искам в акционерных спорах в 2008 г. американские адвокаты Мелвин Вайс и Уильям Лерак были приговорены к тюремному заключению. На суде они заявили, что их действия являются распространенной практикой.

Риски для компаний и злоупотребления столь масштабные, что в США применение коллективных исков начали ограничивать. Судебные расходы компаний снизились (в 2003 г. — 2,2% ВВП), с 2008 по 2010 г. на 50% сократилось число исков, приводил данные Квитко.

Российская модель

Из США за 20 лет институт коллективных исков был экспортирован во многие страны и может добраться до России. Внедрить его призвал президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию 12 декабря 2012 г. В том же месяце в Госдуму был внесен законопроект Минюста, который предусматривал право общественных объединений обращаться в суд для защиты их членов. Сами инициировать коллективный иск граждане по проекту не могут.

Документ был принят в первом чтении, и на этом его обсуждение закончилось. Но не самой идеи. «Дорожная карта» по развитию конкуренции предусматривает подготовку проекта закона, позволяющего компаниям и гражданам самостоятельно подавать коллективные иски к нарушителям антимонопольного законодательства.

Изначально специальная подгруппа правительственной комиссии по конкуренции предлагала ввести в России американскую систему. Но под давлением бизнеса от идеи пришлось отказаться. Теперь ОКЮР и вовсе предлагает отложить на два года принятие закона.

Проект был доработан, рассказал руководитель антимонопольной практики Art de Lex, основной автор проекта Ярослав Кулик, сейчас рабочий документ основан на европейской системе opt-in (истцом может быть только лицо, заявившее о присоединении к иску) с возможностью применить в отдельных случаях американскую модель. Их определит законодатель, говорит Кулик.

Еще один камень преткновения — «гонорар успеха». Он стимулирует адвокатов и обеспечит несостоятельным истцам доступ к правосудию, заступался руководитель судебной практики Linklaters Константин Лукоянов. Некоторые процессы длятся не один год, объясняет он, а адвокаты соглашаются вести коллективный иск либо по высоким почасовым ставкам, либо за процент от отсуженной суммы. Без гарантий оплаты юристы просто не станут работать, подтверждает юрист Norton Rose Fulbright Андрей Панов.

Модель может спровоцировать подачу фиктивных исков, чтобы вынудить ответчика заключить мировое соглашение под угрозой возмещения кратных убытков, беспокоится вице-президент группы МТС по корпоративным и правовым вопросам Руслан Ибрагимов, объектом такого «шантажа» могут стать в первую очередь компании, работающие на потребительском рынке, страховые и медицинские. Часто коллективные иски инициируются конкурентами, согласен адвокат Московской городской коллегии адвокатов Алексей Мельников. «Гонорар успеха» — порочная практика, настаивает партнер адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Владимир Плешаков, истцы должны вносить аванс. Без «гонораров успеха» введение института коллективных исков теряет смысл, спорит Лукоянов: «Основная масса потенциальных истцов просто не смогут себе этого позволить».

Чтобы адвокаты не раздували цену иска, а с ней и свой гонорар, нужно разрешить суду уменьшать эту сумму, предлагает Кулик. В США решение о размере гонорара принимается судьей с учетом целого ряда факторов (существо дела, срок рассмотрения, сумма в мировом соглашении), отмечает Лукоянов. Размер «гонорара успеха» можно закрепить в законе, пишет начальник правового управления ФАС Сергей Пузыревский в статье для журнала «Конкуренция и право».

За истцов

У юристов будет много работы, предполагает заместитель гендиректора по правовым вопросам «Базового элемента» Игорь Макаров: до судебных процессов в России будет доходить больше дел, чем в США; стоимость ведения судебных дел ниже, компании будут активнее защищать свои права в судах.

Коллективные иски — перспективное направление, считает Мельников, это и есть настоящий юридический бизнес: адвокат ищет емкую с точки зрения трудозатрат тему, уговаривает участвовать истцов и потом «трясет» ответчика. Представлять интересы истцов смогут средние и крупные юрфирмы, прогнозирует Кулик, придется серьезно потратиться на процессы.

Коллективные иски требуют значительных ресурсов, но это проекты для средних фирм, предполагает Панов. Крупные обречены защищать ответчика, возражает Лукоянов. Но не все лидеры рынка согласны с этим.

Quinn Emanuel Urquhart & Sullivan — одна из ведущих судебных фирм — планирует представлять интересы всех сторон, в том числе и коллективных истцов, заявил управляющий партнер московского офиса Иван Марисин. Зарубежный опыт не так важен, считает управляющий партнер «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» Андрей Корельский, лидером нового рынка станет тот, кто первым выиграет дело по новому закону и выстроит успешную модель. У российских юристов, наоборот, есть преимущество, отмечает он: иностранцы вряд ли захотят портить отношения с российскими властями и выступить против госмонополий. Опасаться госкомпаний могут и российские игроки, возражает Марисин, все зависит от стратегии. Юристы Quinn Emanuel выступали и против российской таможни, и против структур «Газпрома», отмечает Марисин, страха перед госкомпаниями нет.

Но есть негативный опыт. Quinn Emanuel Urquhart & Sullivan планировала участвовать в коллективных исках по действующему законодательству: Арбитражный процессуальный кодекс предполагает такой механизм для корпоративных правоотношений и споров, связанных с рынком ценных бумаг. «Но истцы оказались нерешительными», — говорит Марисин, до суда не дошло.

«Линия права» защищала интересы миноритарных акционеров «ТНК-ВР холдинга» в споре с ВР, рассказывает партнер бюро Андрей Новаковский, опыт был полезным, но неудачным. Необходимое количество истцов собрать не удалось. Если выступать на стороне истцов, то нужно выбрать специализацию, рассуждает он, например, защита инвесторов на рынке ценных бумаг. В антимонопольном процессе «Линия права» скорее будет представлять ответчика, говорит Новаковский.«Плешаков, Ушкалов и партнеры» защищала дольщиков и жильцов в спорах с застройщиками, рассказывает партнер бюро Владимир Плешаков: дел было немного, но они запомнились продолжительностью, все истцы хотят участвовать в принятии решений и согласование затягивается. Это вряд ли изменится с введением новых правил, сомневается Плешаков, компания скорее предпочтет представлять ответчиков.

За ответчиков

За контракты с ответчиками намерены конкурировать большинство лидеров рынка — как российских, так и международных. Рынок стагнирует, корпорации все больше проектов выполняют собственными силами, нанимая консультантов на уникальные или новые работы. Коллективные иски как раз тот самый новый рынок, единодушны консультанты и их клиенты. Внутренние юридические департаменты сами не справятся, ждет заказов партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Иван Смирнов.

Представители многих крупных юрфирм публично критиковали проект, построенный на американской модели. Но в действительности консультантам выгоден более жесткий механизм: тем больше шансов, что корпорации наймут юристов, и тем выше будут их гонорары, отмечает главный редактор Lawfirm.ru Андрей Гладков. Введение «гонорара успеха», кратных убытков и системы opt-out выгодно представителям как пострадавших, так и компаний, заключает он. При таком механизме крупные компании с большей вероятностью будут обращаться за внешней помощью, говорит Макаров: размеры ущерба могут быть гигантскими, скупиться на защиту компании не станут.

Заработать на проблемах клиентов собираются и иностранные фирмы, которые обслуживают крупный бизнес, показал опрос «Ведомостей». Проекты интересны, например, White & Case, Norton Rose Fulbright, Clifford Chance. Для бизнеса это реальная возможность заработать на стагнирующем рынке, не удивлен Гладков. Для ILF это актуально вдвойне, отмечает он: корпоративные практики просели, и им приходится развивать судебное направление.

Будет серьезная конкуренция с иностранцами, беспокоится Кулик, нужно установить правила допуска к групповым искам. У российских фирм будет преимущество, считают Смирнов и Новаковский, они лучше приспособлены к национальной специфике. Это излюбленный аргумент российских юрфирм, говорит Марисин, но в иностранных фирмах работают те же российские адвокаты, а высокие зарплаты позволяют нанимать лучших специалистов.

Но клиенты отдают пока предпочтение российским юристам. Ведь позицию ответчика нужно будет донести именно до российского судьи, замечает Макаров (сам он был некогда партнером Jones Day). Ответчики предпочтут либо российские фирмы, либо ILF, в которой работает сильная и опытная команда судебных юристов, считает главный редактор журналов Legal Insight и Legal Success Маргарита Гаскарова, возможно, важно будет имя юриста, а не бренд. Все зависит от системы, закрепленной в законе, рассуждает юрист крупного банка: если opt-in, то корпорации и сами справятся, потому что им будет понятно и конечное число потребителей, и возможная сумма убытка; если opt-out, то будут наниматься консультанты и, скорее всего, американские фирмы, у которых огромный опыт ведения таких процессов. Они просто хлынут сюда, прогнозирует юрист. Привлекать консультантов будем в любом случае, говорит менеджер крупной горнодобывающей компании, как и под любой другой большой проект. Это еще и разделение ответственности, объясняет он: в случае проигрыша у собственника не возникнет вопроса, почему положились только на себя.

Конкурентным преимуществом может стать опыт, накопленный именно в России, отмечает партнер «Некторов, Савельев и партнеры» Сергей Савельев, правда, на практику уйдет много лет: таких дел будут единицы. В ближайшие же годы компании останутся верны своим консультантам, заключает он.

КЛЮЧЕВЫЕ КОНТАКТЫ

Иван Смирнов

Иван Смирнов

Санкт-Петербург