23 апреля 2008
"Ведомости" о круглом столе "Борьба за активы: стратегия выхода на глобальные рынки" в рамках XI Российского экономического форума в Лондоне

Основной монохромный фирменный блок

А поговорить?

Екатерина Дербилова

На Петербургском экономическом форуме Виктор Вексельберг жаловался, что, купив 30% швейцарской Sulzer, не встретил понимания у ее совета директоров. На форуме в Лондоне юристы объяснили россиянам, что те делают неправильно

В последнее время российские инвестиции за границу удваиваются каждый год, но сделок могло бы быть намного больше, если бы не ошибки россиян, говорит партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Афанасьев. Государственные инвестфонды коммунистического Китая охотятся за западными активами с меньшим шумом и вызывают меньшее противодействие, констатирует юрист.

Из всех проблем, с которыми сталкиваются российские инвесторы за границей, главными участники дискуссии считают имидж России и недостаток опыта. Западная среда функционирует не совсем так, как привыкли российские инвесторы, констатирует партнер Hengeler Mueller Олег Лузанов. Иностранцы не привыкли узнавать, что кто-то купил долю в их компании, из обязательных раскрытий информации — с ними нужно встретиться, поговорить.

Патрик Джевольский, партнер французской Bredin Prat, приводит в пример ВТБ: никто не понимал, зачем он купил 5% акций EADS, поэтому банк не встретил теплого приема. ВТБ все сделал правильно, возразил президент «Boeing — Россия-СНГ» Сергей Кравченко: он объявил, когда собрал 5%, а если бы банк открыто заявил о намерении покупать пакет, то его цена на бирже взлетела бы. В уставе EADS цифра ниже 5%, возражает Джевольский, можно было сообщить о планах самой компании, а она не должна раскрывать это рынку. С представителем ВТБ вчера связаться не удалось.

Нужно было объяснить, для чего эта сделка, советует Джевольский, представлявший интересы EADS и Arcelor. Последняя под угрозой поглощения Mittal Steel привлекла «Северсталь» как белого рыцаря, но акционеры компании смотрели на нее как на ядовитую пилюлю, рассказывает Джевольский. Акционеров, по сути, поставили перед выбором — кого больше хотите, россиянина или индийца, — и никто серьезно не обсуждал бизнес-стратегию. Представитель «Северстали» Ольга Антонова отказалась комментировать эту тему.

Дело не в родине инвестора. Если покупку Chelsea Романом Абрамовичем все воспринимают хорошо, в том числе болельщики, то у «Арсенала» другая ситуация, говорит Джеффри Твентимен, партнер английской Slaughter and May, но не потому, что инвестор — россиянин Алишер Усманов, а потому, что не было прозрачности. Она — главное, остальное неважно, соглашается Бернард Рельвинк, партнер нидерландской De Brauw Blackstone Westbroek. Представитель «Металлоинвеста» от комментариев отказался.

На счету российских компаний уже немало удачных сделок. Энди Нусбаум, партнер Wachtell, Lipton, Rosen & Katz (США), считает образцовой победу «Норильского никеля» над швейцарской Xstrata в борьбе за канадскую LionOre, «чего никто не ожидал». «У нас все на продажу, — пошутил по-русски Нусбаум. — Пожалуйста, приходите, покупайте, мы вас ждем!».