12 января 2021
Субординация требований: возможности кредиторов и риски акционеров | статья Сергея Королева, Александры Стельмах и Андрея Есманского для журнала «Арбитражная практика»

Год назад Верховный суд разъяснил правила субординации требований кредиторов в банкротстве. Как складывается судебная практика — в статье.

Акционеры и другие контролирующие лица часто финансируют компанию через выдачу займов. Это позволяет избежать формальностей, связанных с увеличением уставного капитала, и дает возможность забрать вложенные деньги в любой удобный момент.

В случае несостоятельности общества акционер сможет контролировать процедуру банкротства и претендовать на пропорциональную часть средств, вырученных от реализации конкурсной массы.

Нередко это приводит к злоупотреблениям контролирующих лиц, которые за счет своих реальных или мнимых инвестиций в деятельность общества становятся его мажоритарными кредиторами и используют свое положение в ущерб независимым кредиторам.

Как складывалась судебная практика

С 2015 года суды предпринимали попытки пресекать установление требований контролирующего лица наравне с требованиями других кредиторов (судебные акты по делу № А33-16866/2013, отмененные определением ВС от 06.08.2015 № 302-ЭС15-3973). На уровне Верховного суда такая практика начала складываться в 2017–2018 годах (определения ВС от 06.07.2017 № 308-ЭС17-1556 (1), от 12.02.2018 № 305-ЭС15-5734, от 21.02.2018 № 310-ЭС17-1799). Окончательно эту практику Верховный суд систематизировал в Обзоре судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (утв. Президиумом Верховного суда 29.01.2020) (далее — Обзор).

Верховный суд перечислил ряд случаев, когда требования контролирующих лиц субординируются (понижаются в очередности) либо вовсе не включаются в реестр. В Обзоре ВС отошел от практики применения к внутригрупповым займам правил п. 2 ст. 170 ГК о притворных сделках: теперь займы контролирующих лиц признаются действительными. В случае банкротства к ним могут быть применены особые правила, защищающие интересы внешних кредиторов.

Баланс сил во многих делах о банкротстве сместился в сторону независимых кредиторов, которые теперь имеют гораздо больше возможностей воспрепятствовать включению требований контролирующих лиц в третью очередь реестра кредиторов. Новая практика порождает существенные риски для акционеров и холдинговых структур, которые рискуют потерять возможность участия в распределении конкурсной массы подконтрольных им должников. 

Подробнее о том, как работают правила субординации требований кредиторов в банкротстве на практике, читайте в полной версии статьи.

Авторы: 

  • Сергей КОРОЛЕВ, старший юрист судебно-арбитражной практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»;
  • Александра СТЕЛЬМАХ, старший юрист судебно-арбитражной практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»;
  • Андрей ЕСМАСКИЙ, юрист судебно-арбитражной практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

Статья опубликована в журнале «Арбитражная практика для юристов» № 1, январь 2021. (платный материал)

КЛЮЧЕВЫЕ КОНТАКТЫ

Сергей Королев

Сергей Королев

Санкт-Петербург