7 июля 2021
От непреодолимой пандемии выиграл единственный поставщик | комментарии Игоря Гаврилова для РБК

Счетная палата оценила долю неконкурентных госзакупок в 2020 году

Лишь четверть всех госзакупок в 2020 году осуществлялась на конкурентной основе, следует из доклада Счетной палаты. Рост стоимости контрактов, заключенных с одним поставщиком, аудиторы и эксперты связывают с пандемией.

Счетная палата России проанализировала данные по госзакупкам за 2020 год и оценила долю «неконкурентных» закупок по 44-ФЗ (регулирует закупки министерств и ведомств) почти в 75%.

Как полагают аудиторы, отчасти причиной нерыночных ведомственных закупок послужила сложная эпидемиологическая обстановка из-за COVID-19. Пандемия была официально признана обстоятельством непреодолимой силы, в связи с чем стали возможны покупки у единственного поставщика при условии, что приобретаемые товары, работы или услуги используются для предупреждения или ликвидации последствий эпидемии. [...]

Роль пандемии

По мнению генерального директора электронной торговой площадки «РТС-тендер» Владимира Лишенкова, в росте доли неконкурентных закупок действительно нет ничего хорошего, но ситуация не настолько критична, чтобы сильно беспокоиться по этому поводу. «В прошлом году мы наблюдали существенный рост закупок у единственного поставщика. Это объяснимо пандемией: заказчикам нужен был простой и удобный формат закупок. На нашей площадке рост числа таких процедур составил 38%, а их сумма выросла на 60% по сравнению с 2019 годом», — сказал Лишенков РБК.

«Разумеется, неконкурентные госзакупки девальвируют саму идею, заложенную в них федеральным законом 44-ФЗ. Однако в прошлом году такой формат был скорее спасением как для заказчиков, особенно при закупках медицинских препаратов, жизненно важной продукции, так и для участников, которые еще не были готовы участвовать в больших госзакупках. О кризисе госзакупок я бы не говорил», — резюмирует гендиректор «РТС-тендер». Общий объем закупок у единственного поставщика, обусловленных обстоятельствами непреодолимой силы (в 2020 году — пандемией), вырос в 6,7 раза по сумме контрактов, с 54 млрд руб. в 2019 году до 361 млрд руб. в 2020-м, указано в докладе Счетной палаты. [...]

 «В условиях острой̆ потребности заказчиков в приобретении товаров, в первую очередь медицинского оборудования и лекарств, которые нужно было поставить со сроком «завтра», закупка у единственного поставщика была фактически неизбежной мерой̆, гарантирующей обеспечение жизненно важными товарами и услугами», — подтверждает старший̆ юрист антимонопольной практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Игорь Гаврилов. Это отразилось и в высокой доле конкурентных процедур, в которых принимал участие только один участник, — около 60%. «Вероятнее всего, это стало следствием неопределенности среди участников с возможностью исполнить контракт в условиях закрытых границ, нестабильных цен и непредсказуемых сроков поставки товаров», — сказал Гаврилов.

В России также есть закон 223-ФЗ, который регулирует закупки госкомпаний и госкорпораций. Закупки в рамках этого регулирования в 2020 году составили 19,9 трлн руб., снизившись по сравнению с показателем 2019 года (21,2 трлн). В прошлогоднем докладе Счетная палата оценивала долю неконкурентных закупок по 223-ФЗ на уровне 86%, то есть еще больше, чем в закупках госорганов, но при этом основу таких закупок по 223-ФЗ составляли закупки, осуществленные «прочими способами» (заказчики зачастую специально их используют для маскировки неконкурентных элементов). По итогам 2020 года Счетная палата не проводила анализ неконкурентных закупок по 223-ФЗ, уточнили в пресс-службе ведомства.

Александр Минайчев, Иван Ткачёв

Источник: РБК https://www.rbc.ru/newspaper/2021/07/08/60e5cd249a7947a204e5a82b