29 октября 2021
Не стой под статьей: как снизить риски при реструктуризации бизнеса | колонка Андрея Тузова для РБК Pro

Если провести реструктуризацию бизнеса неправильно, то можно оказаться фигурантом уголовного дела о хищении. Андрей Тузов (АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры») рассматривает примеры, когда это случится

Когда собственник хочет провести в компании кардинальные изменения, то, как правило, перед ним встает вопрос о реструктуризации — выделении из нее отдельной структуры, ребалансировки основных средств и дорогостоящих активов. При этом ему важно, чтобы новая структура была управляемой, а ее активы были защищены.

Рецепты реструктуризации могут отличаться. Но собственнику необходимо иметь в виду, что такие, казалось бы, гражданско-правовые действия, как изменение структуры владения бизнесом, могут нести риски, если в функционировании и устойчивости бизнеса заинтересованы кредиторы, инвесторы и миноритарные акционеры, а в его капитале участвуют государственные, а также муниципальные образования и предприятия. Все эти категории лиц наделены правом оспаривать сделки (а именно через систему сделок обычно и проходит любая реструктуризация), а также выступать заявителями по уголовным делам, связанным с хозяйственной деятельностью предприятий.

Наиболее остро стоит риск привлечения к уголовной ответственности за совершение действий, которые могут быть квалифицированы как хищение. Так, Уголовный кодекс России предусматривает ответственность за различные формы хищения: мошенничество (незаконное завладение имуществом путем обмана), присвоение, растрата (противоправное хищение вверенного имущества) и др. При этом мера ответственности за такие деяния распространяется и на конечного бенефициара.

Важно понимать, что закон рассматривает его собственное имущество отдельно от имущества предприятия, поэтому решение, которое не имеет экономического смысла для компании, может быть признано хищением, даже если оно обоснованно для конечного бенефициара. При этом важно понимать, что признаки хищения могут усматриваться как при перенаправлении денежных потоков между юридическими лицами с причинением ущерба одному из них, так и при заключении любых сделок, в основе которых отсутствует экономическая целесообразность.

Для наглядности можно привести два примера.

Выделение команды продажников в отдельную структуру

Бенефициар (мажоритарный акционер) хочет удержать команду квалифицированных продажников на предприятии, поскольку они обеспечивают хороший сбыт, заключают выгодные сделки, генерируют растущую год от года выручку. При этом у них начинает появляться чувство неудовлетворенности своим местом в бизнесе.

Бенефициар решает выделить команду в отдельное юридическое лицо, где назначает генеральным директором опытного менеджера. Предприятие расторгает договоры с покупателями продукции и тут же заключает их с новым юридическим лицом. Реализация продукции начинает выглядеть так: предприятие — созданное общество (консолидированный продавец) — покупатели. Предприятие отгружает по прайсу всю продукцию в это общество, а оно уже по своему прайсу продает ее конечным потребителям. Однако в ходе такой реструктуризации бизнеса через некоторое время после начала работы вскрывается один нюанс.

Допустим, созданное общество принадлежит управляющей компании предприятия и мажоритарному бенефициару, которые стали распределять дивиденды по финансовым итогам работы, по сути сократив доходную часть миноритарных акционеров предприятия. Ведь само предприятие получает меньше прибыли, чем при прямой реализации, а дивиденды от участия в деятельности продающего агента уходят на управляющую компанию и мажоритарного акционера. Это может породить много вопросов у миноритариев: их имущественный интерес на получение справедливых дивидендов страдает, а одна из форм защиты их прав — заявление в правоохранительные органы.

Есть ли в этом примере признаки хищения или причинения имущественного вреда миноритариям или нет? Вопрос очень неоднозначный и зависит от множества нюансов. Между тем он небезосновательный и определенно точно вызовет интерес следователей.

Кроме того, необходимо учитывать и еще одно золотое правило, вытекающее из общей установки про автономность имущества юридического лица: если планируются сделки, в результате которых финансовое состояние конкретного юридического лица изменится, необходимо оценить каждую из них на предмет экономической целесообразности, возмездности, соразмерности, рыночности условий для каждого участника и предприятия в целом. Стратегически важно иметь разумное обоснование таких сделок, понятное для следователей.

Перераспределение основных средств внутри группы компаний

Увы, не всегда то, что понятно владельцу бизнеса, будет ясно и сотрудникам правоохранительных органов. Например, предприятие планировало перераспределить основные средства внутри группы компаний, связанных через бенефициара. Для этого по остаточной стоимости основные средства были переданы по договорам купли-продажи. Когда следователи начали проверять сделки (проверка стала результатом заявлений, поданных кредитором бизнеса в развитие конфликта), собственник бизнеса и его менеджмент не смогли ответить, почему:

  • оборудование передавалось по остаточной стоимости, которая была явно ниже рыночной;
  • 70–90% оплаты было произведено зачетами встречных требований, а не живыми деньгами.

Привести предпринимателя к ответственности может и то обстоятельство, что структура бенефициаров внутри группы компаний отличается, а взаимозависимая компания основного бенефициара, таким образом, получает существенную экономическую выгоду, несколько обесценивая стоимость компаний с участием миноритариев. Снижение рисков уголовного преследования в таких ситуациях лежит в оценке планируемых сделок как минимум по следующим критериям:

  • совпадение структуры владения обществами, которые получают экономическую выгоду при сделке;
  • экономическая целесообразность, возмездность и адекватная рыночная стоимость как каждой сделки в системе, так и системы сделок в целом;
  • реальность каждой сделки, подтвержденная не только документами, но и объективными данными (например, фото- и видеоотчетами, показаниями работников и т.д.).

Если владелец бизнеса способен простыми словами убедительно объяснить, зачем проводятся сделки и какой смысл они несут для всех участников, то, скорее всего, это большой плюс в оценке рисков уголовного преследования.

Автор: Андрей Тузов, советник, руководитель уголовно-правовой практики адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» в Санкт-Петербурге

Дата публикации: 28.10.2021/ https://pro.rbc.ru/demo/616fb9dc9a7947296611cdfa
(материал доступен по подписке)

КЛЮЧЕВЫЕ КОНТАКТЫ

Андрей Тузов

Андрей Тузов

Санкт-Петербург