17 августа 2021
Интервью с сооснователем организации Russian Women in Arbitration Вероникой Бурачевской | независимое юридическое издание «The Nest»

Юрист ведущего адвокатского бюро России и СНГ, АБ ЕПАМ, а также сооснователь блога и канала Russian Women in Arbitration, Вероника Бурачевская делится опытом об обучении в трех странах, жизни в Стокгольме, роли учителей в карьере и осознанном выборе специализации.

Вероника, как бы ты себя представила нашим читателям?

Юрист, специализирующийся на международных спорах, сооснователь Russian Women in Arbitration, приглашенный преподаватель международного права и международного арбитража. Вообще, хотелось бы когда-нибудь достичь такого уровня, чтобы представлять себя просто – человеком, вносящим свой вклад в мирное разрешение международных споров. Но такое представление дорогого стоит. Для этого нужно очень много опыта.

Расскажи, пожалуйста, про свой путь из престижного вуза Минска через СПБГУ в Москву, а затем в Стокгольм и твоё триумфальное возвращение обратно в Москву?

Мой путь начался в Минске на факультете международных отношений Белорусского государственного университета (БГУ). Это действительно достаточно престижный вуз с одним из самых высоких проходных баллов. Учебная программа напоминает программу МГИМО – много внимания уделялось международному праву и иностранным языкам. Например, один из государственных экзаменов по международному праву я сдавала на немецком языке. В БГУ я уделяла большое внимание международному публичному праву. Активно участвовала в конкурсах по международному праву, представляла университет, победила в конкурсе УВКБ ООН. Здесь я должна отметить, что немалую роль сыграл опыт и поддержка моего научного руководителя и выдающегося специалиста в области международного публичного права профессора Павловой Людмилы Васильевны. В целом, у меня очень яркие воспоминания об учебе в БГУ – наверное, еще и потому, что я успевала играть в студенческом драматическом театре при университете. Я даже была номинирована на лучшую женскую роль на одном международном театральном фестивале. Кстати, мои занятия актерским мастерством и сценической речью до сих пор помогают мне в работе: и в устных выступлениях перед трибуналом, и в публичных мероприятиях, и в преподавании. Ведь для юриста важно не только выстроить сильную правовую позицию, но и донести ее до «десижн-мэйкера». После окончания БГУ в 2012, я поступила в магистратуру юридического факультета СПбГУ и переехала в Санкт-Петербург. Там я увлеклась международным частным правом. И опять свою роль сыграла выдающаяся женщина-юрист – профессор кафедры международного права и мой научный руководитель Галенская Людмила Никифоровна. Кстати, именно в СПбГУ началась и моя любовь к инвестиционному арбитражу. Я вместе с командой представляла университет на международном конкурсе по инвестиционному арбитражу FDI Moot в США.

В Петербурге мне повезло попасть в Адвокатское бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» и стать частью выдающейся команды экспертов, работающих с масштабными проектами. Потом я перешла в московский офис Бюро в крупнейшую на рынке практику международных арбитражных и судебных споров, объединяющую выдающихся российских и английских юристов В такой команде мне посчастливилось работать над крупными и интересными международными спорами.

Вскоре я поступила в Стокгольмский университет на LL.M. программу по международному коммерческому арбитражу (ICAL LL.M.) и получила стипендию от Nordic Council of Ministers при поддержке ЕС. Мой год учебы в Стокгольмском университете был особенным. Во-первых, в 2016-2017 году в Стокгольме проводилось много арбитражных мероприятий, связанных в том числе со 100-летием Арбитражного института SCC. Во-вторых, у нас был звездный состав преподавателей: арбитры, ведущие юристы, представители международных организаций, включая Гари Борна и Венди Майлз. Во всем этом немалая заслуга профессора Patricia Shaughnessy, которая руководила программой ICAL LL.M. и была моим научным руководителем (как вы уже, наверное, успели заметить, в моей жизни женщины-юристы являются большим источником для вдохновения).

В Стокгольме я успела пройти стажировку в Арбитражном институте SCC. Я участвовала в заседаниях Правления SCC, делала исследования для Секретариата SCC, но самое главное – я наблюдала изнутри, как функционирует арбитражный институт мирового уровня и как он применяет в своей работе передовые международные практики, в том числе – по повышению гендерного разнообразия в международном арбитраже. Это был очень важный для меня опыт.  

Но на этом мои приключения в Стокгольме не закончились. После учебы мне предложили остаться в Швеции еще на год и поработать юристом в практике разрешения споров Advokatfirman Vinge - одной из ведущих юридических фирм Швеции. 

Наконец, после двух лет учебы и работы в Швеции, я вернулась не просто с LL.M. в международном арбитраже, но и с опытом работы за рубежом и стажировкой в арбитражном институте. Мой опыт пригодился в Москве, т.к. в АБ ЕПАМ я сразу же подключилась к знаковым инвестиционным спорам.

Где тебе больше всего понравилось учиться?

В каждом университете по-своему: в БГУ нравилось международное публичное право и иностранные языки; в СПбГУ – было интересно разбираться в частном праве и международном инвестиционном арбитраже, готовиться к мут-кортам; в Стокгольмском университете – нравилась и сама программа, и преподаватели, и одногруппники со всего мира, многие из которых стали близкими друзьями.

Чем, с твоей точки зрения, отличалась учёба в Минске от учебы в Санкт - Петербурге и от учебы в Стокгольме?

Я бы сделала различие между учебой в БГУ и СПбГУ – с одной стороны, и учебой в Стокгольмском университете – с другой стороны. Учеба в БГУ и СПбГУ, безусловно, имела свои особенности, но в глобальном смысле – речь идет о более-менее схожем, знакомом большинству, подходе к преподаванию. А вот подход к обучению в Стокгольме немного отличался: больш’ий акцент делался на самостоятельную работу; лекции всегда были интерактивными, больше напоминали дискуссии; преподаватели скорее не излагали материал (со всем материалом мы знакомились до лекции), а давали импульс для этих самых дискуссий. Хотя стоит отметить, что, на мой взгляд, различия в подходе к преподаванию в отечественных и зарубежных вузах сегодня уже постепенно стираются. 

Какое твоё самое яркое воспоминание о Стокгольме?

Их было два – и оба связаны с самыми настоящими балами!
Первое яркое воспоминание – это, конечно же, празднования 100-летия Арбитражного института SCC. Это было поистине масштабное мероприятие! В Стокгольм съехались официальные лица, арбитры и юристы мирового масштаба, академики. Всего было около 700 гостей, включая представителей дипломатических миссий, арбитражных институтов, международных организаций и торговых палат со всего мира. В праздновании даже  приняли участие Министр Юстиции Швеции и Мэр Стокгольма. Мне выпала честь представлять молодое поколение юристов и выступить на симпозиуме с речью. Я делила сцену с Генеральным Секретарем SCC Annette Magnusson, бывшим Главой Коммиссии ООН по компенсациям (UNCC) Dr. Mojtaba Kazazi, Вице-Президентом Международного Суда Справедливости судьей Abdulqawi A. Yusuf и другими гостями. Поэтому вы можете себе представить, насколько незабываемым и уникальным стал для меня этот опыт!

Второе воспоминание связано с нобелевским банкетом в стенах Стокгольмского университета. В нем приняли участие несколько лауреатов Нобелевской премии – согласитесь, не каждый день можно поужинать вместе с настоящими нобелевскими лауреатами. У меня даже осталось на память фото с лауреатом Нобелевской премии по химии Бернардом Ферингой.
Ну и конечно же оба мероприятия закончились – как и полагается – настоящим балом. 

Есть люди, которых ты бы могла назвать своими менторами - кому ты обязана подходом к профессии, а, возможно, в целом к жизни?

Я уже упомянула несколько выдающихся женщин в академической сфере, которые сыграли важную роль в моей жизни и являются примером для подражания. 
Но я бы выделила еще одного человека, послужившего для меня примером как в юридической профессии, так и в жизни в целом: Джеймс Хоуп. Он был моим руководителем во время работы в Швеции. Джеймс был изначально британским юристом, но в свое время переехал в Швецию и сумел построить выдающуюся карьеру уже шведского юриста. Сейчас Джеймс выступает арбитром, возглавляет практику по разрешению споров и преподает международный арбитраж. Я очень ценю тот опыт, который я получила во время работы с Джеймсом.

Расскажи про проект Russian Women in Arbitration?

Идея Russian Women in Arbitration (RWA) заключалась в создании своего рода платформы для нетворкинга женщин, работающих в сфере международного арбитража в России.  Совместно с коллегами по юридическому рынку – Еленой Буровой и Туяной Молохоевой  – мы создали площадку для продвижения идей гендерного равенства в международном арбитраже, в рамах которой женщины, занимающиеся международным арбитражем, могут делиться уникальным опытом и вдохновляться успехами друг друга.

Как у вас возникла эта идея?

На самом деле идея создания такой организации в России возникала давно и – как ни парадоксально – не в России. Когда я работала в Стокгольме, я обратила внимание на Swedish Women in Arbitration Network (SWAN) – шведское профессиональное сообщество по продвижению женщин в арбитраже. Возникла идея создать нечто подобное в России. По возвращении в Москву мы с коллегами обсудили концепцию и общими усилиями стали реализовывать идею.

Какие цели вы перед собой ставите?

Как я уже упоминала, основная цель RWA – продвижение идей гендерного баланса в российском профессиональном сообществе и создание площадки для нетворкинга женщин, практикующих в области международного арбитража. 

К сожалению, из-за пандемии нам пришлось отменить наше инаугурационное мероприятие. Но мы не пали духом. Мы организовали и провели несколько онлайн-мероприятий. Одно из них – серия интервью с известными женщинами, занимающимися международным арбитражем: Софи Напперт (Sophie Nappert), Кэролин Лэмм (Carolyn Lamm), Венди Майлз (Wendy Miles) и Патрисия Шонесси (Patricia Shaughnessy).

Еще мы провели онлайн мероприятие “RWA Abroad” и поговорили с женщинами-юристами из России, практикующими в сфере арбитража за рубежом. 

В рамках еще одного нашего проекта, мы планируем опубликовать исследование о гендерном разнообразии в сфере арбитража. Для этого исследования мы собираем статистику по назначениям женщин-арбитров из нескольких российских арбитражных институтов.

Недавно RWA совместно с Osborne Clarke организовали Scholarship for Arbitration Rising Stars – грант для поддержки молодых талантливых женщин, как студентов, так и начинающих практиков. 

Наша организация, конечно, еще совсем «молодая». Но уже есть некоторый отклик от нашей деятельности. Недавно, например, GAR Awards 2021 внесла нас short list for the Equal Representation in Arbitration Pledge award. 

Что думаешь про права работающих женщин в современной Москве?

Лично мне кажется, что в Москве в целом достаточно благоприятные условия для профессиональной самореализации и построения карьеры женщин.  

Но могут возникать вопросы, связанные с equal representation, в тех случаях, когда речь заходит о руководящих и топ-менеджерских позициях. Несмотря на то, мы все чаще видим женщин-руководителей и женщин – управляющих партнеров юридических компаний, думаю, что здесь есть еще над чем работать, ведь, как известно, нет предела совершенству. В этом смысле можно привести в пример опыт АБ ЕПАМ в Бюро 9 женщин – партнеров и руководителей практик. Причем, многие из них «выросли» именно в Бюро, пройдя путь от младших и средних позиций до руководящих. И это поистине вдохновляет и мотивирует.

Еще одна проблема работающих женщин, которую можно выделить, связана скорее с культурной составляющей. Даже в профессиональной юридической среде все еще можно услышать о стереотипах в отношении женщин. Такие стереотипы и предвзятое отношение могут негативно сказаться на развитии карьеры женщины, создать искусственные препятствия. В такой ситуации женщине, по сравнению с коллегой-мужчиной, придется приложить гораздо больше усилий и потратить больше времени для достижения аналогичного профессионального роста – даже при прочих равных женщины и мужчины. В мужских коллективах женщину могут просто-напросто не позвать, например, на футбол или другой спорт после работы. Тем самым женщина автоматически исключается из обсуждения важных рабочих вопросов, которое так или иначе продолжается и во внерабочее время.

Так что глобально – есть еще направления для работы и прогресса в области гендерного баланса.

Большинство спикеров RWA - состоявшиеся европейские женщины. Их опыт применимым к молодым юристкам в России и СНГ? Как ты думаешь, у нас проще построить карьеру для женщины?

Наши спикеры делились личным опытом построения карьеры и достижения успеха. У каждой женщины, у которой мы брали интервью, этот опыт был по-своему уникален. В то же время каждая из интервьюируемых женщин поделилась советами, которые, на мой взгляд, носят универсальный характер и поэтому применимы в том числе и в России, и в СНГ.

Что касается вопроса, проще ли у нас строить карьеру – дать общую оценку достаточно сложно. Ответ будет зависеть от многих конкретных факторов включая профессиональную сферу и страну, с которой сравниваем. 

А как насчёт начинающих молодых мужчины в арбитраже? Как ты думаешь, их проблемы сопоставимы с путём недавних выпускниц вузов или им все же проще?

С одной стороны, и выпускники, и выпускницы сталкиваются с одними и теми же трудностями: поиск работы в высоко конкурентной среде в отсутствие и жизненного опыта и опыта работы. В этом смысле проблемы и выпускников, и выпускниц, сопоставимы, т.е. такие проблемы не имеют гендера. С другой стороны, выпускницы подвержены всем тем же стереотипам и предвзятому отношению, о которых я упоминала выше. Поэтому женщинам, делающим первые шаги в арбитраже, так же, как и женщинам, покоряющим вершины арбитража, порой требуется прикладывать гораздо больше усилий, чтобы добиться аналогичного с мужчинами успеха.

Интервью опубликовано в независимом юридическом издании The Nest, 09.08.2021