15 июня 2021
Иллюзорная безнаказанность: как раскрывают хитрые схемы с криптовалютами | авторская колонка Антона Березина для РБК Pro

Одним из главных достоинств криптовалюты считается анонимность владения. Есть мнение, что, если, например, один бизнес-партнер тайком вывел через нее деньги, то с ними можно попрощаться. Но это не совсем так. Как отслеживают криптовалюту и ее владельцев?

В современном мире разработаны механизмы и практики, которые позволяют отслеживать операции с криптовалютой и получать компенсацию за противоправные действия. Ситуации, которые потенциально могут затронуть любого гражданина, можно поделить на два условных блока: мошенничество (например, кража со счета) и вывод активов или уход от исполнения обязательств (при разводе или корпоративном конфликте).

Один за всех и все за одного

Начнем с истоков. На заре своего существования криптовалюты были крайне популярны в криминальной среде, поскольку в ту пору правоохранители еще не понимали, как работать в этой сфере. Недаром биткоин был единственным средством оплаты на скандально известной торговой площадке даркнета «Шелковый путь», на которой в 2011–2013 годах продавалось все: от наркотиков до порнографии.

Для работы с криптовалютой, как правило, нужна программа-кошелек, содержащая ключи — приватный и публичный. Публичный ключ — это цифровая строка, которую может увидеть каждый. Она состоит из набора букв и символов и используется при отправке средств на кошелек. Закрытый ключ — это своего рода код безопасности, состоящий из серии случайных чисел, который невозможно взломать.

Поскольку имя получателя скрыто (как правило, это криптовалютный адрес, производная от публичного ключа), многие считают, что это обеспечивает анонимность. На самом деле все обстоит иначе.

Во-первых, часть закрытых ключей хранится на криптовалютных биржах, где многие открывают кошельки для трейдинга. Это попросту удобно. Поэтому, если к бирже приходят представители суда с приказом по гражданскому делу или правоохранители с обыском, то она обязана предоставить всю запрашиваемую информацию (например, имя или IP-адрес) или выполнить иные требования.

Во-вторых, по своей природе люди стремятся к самому легкому решению проблемы. Не все похожи на основателя Twitter Джека Дорси, который, из соображений приватности, пользуется поисковиком DuckDuckGo вместо Google. Например, основателя «Шелкового пути» Росса Ульбрихта вычислили после того, как он разместил вакансию под старым никнеймом, связанным с его сайтом, включив в нее электронный адрес со своим полным именем. Ульбрихта задержали в Сан-Франциско. На практике нередки случаи, когда люди, желающие анонимности, раскрывают себя самым простым способом.

В-третьих, анонимные держатели криптовалюты, будь то мошенники, убедившие наивного человека инвестировать в «пирамиду», или люди, которые пытаются скрыть активы от супругов или бизнес-партнеров, рано или поздно начнут ее тратить или обналичивать, поскольку пока криптовалюта остается экзотическим средством платежей. Характер трат и вовлечение третьих лиц дает шанс идентифицировать того, кто стоит за «анонимным» адресом. Известен, например, случай, когда супруг при разводе перевел часть средств в криптовалюту, а потом попытался легализовать их с помощью покупки дорогого произведения искусства.

Тайное становится явным

Эти факторы позволяют правоохранителям и адвокатам успешно раскрывать хищения или схемы вывода средств с помощью криптовалют. Для этого они прибегают к услугам специализированных форензик-компаний. Интересно, что такие компании набили руку при работе на правоохранителей США, которые быстро поняли, что не в состоянии своими силами раскрывать преступления нового типа, а нанимать узкоспециализированных специалистов в штат не могут из-за высокого уровня их зарплат. Одна из таких фирм, Chainalysis, только в 2015–2019 годах заработала на заказах органов федерального уровня США $10 млн, в то время как другая компания — поставщик подобных услуг (незамысловато именованная CipherTrace) — порядка $6 млн. По некоторым данным, работа специалистов этих компаний позволила конфисковать и наложить взыскание на имущество, стоимость которого многократно превышала оплату их услуг.

У таких компаний уже наработана существенная база данных о блокчейне и идентификации некоторых лиц в рамках экосистемы, которая позволяет быстро анализировать информацию о транзакциях. Вдобавок к этому профильные компании нередко находят способы нивелировать различные механизмы «заметания следов» злоумышленниками. Один из самых популярных — так называемый миксер. Суть его работы следующая: криптовалюта дробится на мелкие части, смешивается с транзакциями других пользователей или проходит через кошельки внутри «миксера» и в итоге попадает к получателю за вычетом комиссии. Но, как все помнят со школы, «от перемены мест слагаемых сумма не меняется». Существуют алгоритмы, которые позволяют вычислить, где в итоге оказалась сумма. Конечно, есть и дополнительные изощрения, например «рассрочка», когда средства аккумулируются на выходе из «миксера» в течение какого-то заданного временного отрезка, или использование нескольких кошельков, чтобы сделать отслеживание еще менее вероятным, но это тоже не всегда гарантия анонимности. По сути то, что делает блокчейн децентрализованным и безопасным — открытая информация — упрощает и отслеживание операций.

Но ценность полученной информации напрямую зависит от того, насколько эффективно ее можно использовать для защиты прав пострадавшей стороны. На самом деле изначальная постановка задачи экспертам в сфере сбора информации должна быть ориентирована на то, как доказать собранную информацию и использовать ее в суде.

Дело Данкана Джонса

Не секрет, что в подобных сферах судебная практика всегда «догоняет». Но в январе 2021 года в Великобритании вышло судебное решение по делу Ion Science Ltd and Duncan Johns v Persons Unknown, Binance Holdings Limited and Payward Limited, которое вносит небольшую ясность в правовое поле, по крайней мере в Великобритании. Это решение может стать прецедентом.

Суть спора в том, что физическое лицо (Данкан Джонс) и его компания (Ion Science Ltd) решили инвестировать в Initial Coin Offering (ICO) двух криптовалют — Uvexo и Oileum. Для этого Данкан Джонс дал доступ к своему компьютеру «советникам», представившимся сотрудниками некой инвестиционной компании Neo Capital. «Советники» использовали доступ для перевода денег и покупки криптовалют. Всего они инвестировали в криптовалюты порядка 577 тыс. фунтов стерлингов (или 64,35 биткоина по стоимости на тот момент).

Однако компании Neo Capital не существовало, а биткоины были похищены. При помощи форензик-аналитиков в сфере криптоактивов потерпевшим удалось установить, что при похищении использовались две известные криптовалютные биржи — Binance и Kraken.

Вооружившись мнением эксперта и поддержкой компетентных юристов, потерпевшие пришли в английский суд за арестом имущества правонарушителей — «неустановленных лиц», а также за раскрытием ими и криптовалютными биржами (Binance и Kraken) информации о том, у кого в итоге оказалась похищенная криптовалюта. Лондонский суд постановил, что:

  • Для целей разбирательства местом нахождения криптовалюты является та юрисдикция, в которой находится или зарегистрирован ее владелец. Соответственно, это Великобритания.
  • Украденная криптовалюта, которой завладели «неустановленные лица» приказом суда должна быть «заморожена».
  • Зарубежные криптовалютные биржи обязаны раскрыть информацию касательно кошельков и счетов, где в итоге оказалась украденная криптовалюта.

Что это значит? Опуская сугубо юридические нюансы, во-первых, суд счел, что обеспечительные меры, применимые к имуществу, могут быть применены к криптовалюте тоже. Ее можно «заморозить» или запретить бирже или владельцу проводить транзакции с ней, вручив им соответствующий судебный приказ. Во-вторых, местоположение вольных и невольных (как биржи криптовалют) участников мошенничества не является ограничением к вынесению приказа суда в отношении них, если предмет (криптовалюта) попадает под юрисдикцию суда. В данном случае речь идет о биржах, зарегистрированных в США и на Каймановых островах. Они обязаны раскрыть искомую информацию. Это первый случай, когда английский суд позволил использовать механизмы, доступные десятилетиями и даже веками в рамках имущественных споров, по отношению к криптовалюте.

В конце концов решение суда показывает, что отследить активы можно. Пусть это и первый шаг к возвращению активов или получению компенсации, но заручившись грозным приказом легче действовать в иных юрисдикциях. Тем более что есть также раскрытие доказательств в США в поддержку процессов за рубежом.

Поэтому, если вы пострадали от противоправных или недобросовестных действий с использованием криптовалют варианты действий есть. Не все потеряно — главное не потерять закрытый ключ.

Автор: Антон Березин, советник практики международных арбитражных и судебных споров Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», член адвокатских палат штатов Нью-Йорк и Нью-Джерси США

Дата публикации: 15.06.2021 / https://pro.rbc.ru/news/60af06ab9a79471a168c80a4 

КЛЮЧЕВЫЕ КОНТАКТЫ