17 декабря 2013
Газета «Ведомости» публикует результаты ежегодного рейтинга российских юридических компаний «Право.ru-300»

Оценка рынку

«Ведомости» публикуют 4-й рейтинг юрфирм, составленный «Право.ru». Охват рынка расширился, но выбирать юриста для крупного проекта с помощью этого рейтинга бизнес еще не готов

Филипп Стеркин

Как и в последние два года, «Право.ru» не стало составлять универсальный рейтинг лучших юрфирм. Такой список готовился лишь в первый раз, но разочаровал рынок: с одной стороны, в нем участвовало много крупных международных юрфирм (ILF), с другой — их места не соответствовали весу на рынке. Объяснение было простым: ILF обычно не раскрывают финансовые показатели офисов, а именно этот критерий был основным.

Третий год готовятся отдельные рейтинги: по абсолютным показателям (выручка, число юристов, выручка на юриста московских и региональных фирм) и отраслевые. Также составляется рейтинг симпатий («Ведомости» публикуют большинство списков).

Деньги юристов

Совокупная выручка московских и международных фирм, включенных в рейтинг, составила в прошлом году 13,4 млрд руб. С 2011 г. она увеличилась на 27,6%, или на 2,9 млрд руб. (региональных — почти не изменилась: 2,3 млрд руб. против 2,2 млрд). Резкий рост показателя связан с изменением состава участников. Выручка 42 фирм, участвовавших в обоих рейтингах, увеличилась на более скромную величину — 9,4% до 10,67 млрд руб.(у 30 региональных — на 18% до 1,48 млрд). В топ-10 лишь три фирмы продемонстрировали рост выше среднего, констатирует главный редактор «Право.ru» Иван Слепцов, относительно молодые наращивают выручку быстрее — на 30% и выше, например «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» и «Некторов, Савельев и партнеры». Они становятся все более сильными конкурентами.

Топ-50 юридических компаний

(увеличить)

Первые два места в списке самых богатых фирм сохранили за собой «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» и «Пепеляев групп». Сегодня «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» — единственная российская фирма, которая по своим абсолютным показателям неплохо смотрится даже на фоне мировых и европейских гигантов. Сохранила место в топ-5 и ФДП, а 3-ю и 5-ю строчки заняли две международные фирмы. Это новичок в списке — Dentons (образовалась в результате слияния Salans, FMC и SNR Denton) и вернувшаяся в рейтинг российско-британская GBLP.

Топ-50 по числу юристов

(увеличить)

В целом же в финансовом рейтинге присутствие иностранных фирм увеличилось до пяти, но к когорте мировых гигантов можно отнести лишь Dentons (до слияния SNR Denton с выручкой в $710,5 млн занимала 48-е место в рейтинге Global 100, который составляет The American Lawyer) и юридическое подразделение участника большой четверки аудиторских фирм — PwC Legal.

Прибавилось и крупных российских фирм. В первую очередь это Vegas Lex, которая, впрочем, заняла лишь 17-е место по выручке (4-е по числу юристов), а также «Резник, Гагарин и партнеры» (21-е и 9-е места соответственно). По-прежнему игнорирует рейтинг один из лидеров рынка — компания «Алруд», которую в этом году Chambers назвал лучшей национальной фирмой.

Сильно отличается список по финансовой эффективности (выручка на юриста). Лидер по-прежнему «Нафко-консультанты». Многие крупные фирмы, напротив, отстают: «Яковлев и партнеры» — 19-е место, «Пепеляев групп» — 22-е, «Линия права» — 30-е, а Vegas Lex и вовсе замыкает список. Мировой гигант Dentons (150 юристов в России) даже не попал в этот список.

Юристы оценивают юристов

Бессменный лидер рейтинга симпатий — «Пепеляев групп», за ним с некоторым отставанием следует «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», разрыв с занимающей третье место GBLP уже значителен. 

Рейтинги

(увеличить)

Достижения ILF оцениваются довольно скромно: из 35 фирм лишь 14 иностранные. В некоторых отраслевых рейтингах симпатий они почти не представлены, ни в одной практике не занимают первую строчку. Даже в корпоративной практике — вотчине иностранцев — нет явных лидеров рынка: Freshfields, Debevoise & Plimpton, Skadden, Arps, Slate, Meagher & Feld, Cleary Gottlieb Steen & Hamilton. Хотя эти и другие иностранные фирмы обслуживают самые дорогие российские сделки, поскольку они заключаются по английскому праву. Сильно отличается рейтинг симпатий и от результатов отраслевого рейтинга, который составляло само «Право.ru».

Наиболее же универсальной юрфирмой сами юристы считают «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» — она заняла первое место в шести практиках из 10. «Лучшая компания» и «лучшая в определенной области» — два отдельных рейтинга, объясняет Слепцов.

Рейтинг качества

Главные для участников рынка и их клиентов — отраслевые рейтинги. Именно они помогают в выборе консультанта или партнера: ведь выручка фирмы сама по себе не может свидетельствовать о качестве услуг.

Прошлый рейтинг вызвал много нареканий: места многих юрфирм очевидно не соответствовали их репутации. К тому же за бортом оказались многие лидеры рынка, особенно международные гиганты, отказавшиеся от участия в исследовании. Одной из причин стала методика: рейтинг составлялся на основании анкет, поэтому место фирм зависело в первую очередь от качества заполнения анкет. «Ведомости» в результате были вынуждены отказаться от публикации отраслевых рейтингов. А само «Право.ru» уже после проверки рейтинга аудиторами из EY решило заново проанализировать анкеты — и окончательные отраслевые рейтинги после пересмотра не были заверены EY. В этом году рейтинги не аудировались. Слепцов и представитель EY объясняют это тем, что EY уже не оказывает такие услуги.

При составлении рейтинга-2013 исследователи решили активнее использовать открытые данные, особенно по фирмам, не представившим анкеты: изучались публикации в СМИ, анализировалась судебная практика, опрашивались заказчики. Фирме предоставлялась возможность прокомментировать эту информацию.

Рейтинг в большей степени отражает ситуацию на рынке. Исходя из его итогов, наиболее востребованные практики — корпоративная и арбитражная. В арбитражном процессе доминируют российские фирмы, в корпоративном — международные (см. таблицы с консультантами M&A). Крупные сделки структурируются по английскому праву, россияне сильны в судах, отмечает директор юридического департамента «Еврохима» Валерий Сиднев (работал также в юрфирмах Baker Botts и Vegas Lex). Это показывали и опросы «Ведомостей». В рейтинге Best Lawyers ощутим перевес иностранцев, а в Chambers «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» и «Алруд» удостоились места лишь в третьей линии.

Иностранные компании в арбитражном процессе в России в 2012 г. успехов не продемонстрировали, пишет Слепцов: исключение — Baker & McKenzie, которая участвовала в том числе в деле об использовании товарного знака Vacheron Constantin. В первой линии также российско-британская GBLP. Такая оценка не совпадает с другими рейтингами. Например, в рейтинге Best Lawyers перевес российских юрфирм незначителен. А в рейтинге Chambers эта практика примерно поровну поделена между россиянами и иностранцами.

В корпоративной же практике во второй лиге оказалось много ведущих консультантов по M&A и корпоративному праву (например, Baker & McKenzie, Clifford Chance, Debevoise & Plimpton, White & Case), а рядом разместились несопоставимые с ними по роли на рынке юрфирмы. В таком виде вторая линия выглядит как братская могила, говорят юристы. Не могут быть рядом фирмы из разных лиг, настаивает Сиднев.

Неожиданные результаты и по налоговой практике — в первой и второй лиге есть фирмы, для которых эта практика не является ключевой. Например, «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» (доля в выручке — 5%, данные опроса «Ведомостей», проведенного весной), «Линия права» (5% вместе с венчурной практикой), GBLP (16% вместе с таможенной). Для сравнения: в Chambers «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» и GBLP включены лишь в четвертую группу рейтинга,«Линии права» вовсе нет. Похожая ситуация и в некоторых других отраслевых рейтингах — в них попали фирмы, известные скорее своими арбитражными практиками.

Одна из причин — составители рейтинга относят к отраслевым практикам судебные процессы. За участие в налоговых спорах попали в первую группу этой практики Dentons и GBLP, пишет Слепцов, судебные процессы можно было представить для рейтингов по отраслям, теоретически компания могла одновременно с одним и тем же проектом войти в две практики. Он считает, что такой подход соответствует российской действительности: значительное число значимых отраслевых проектов — это попытки купировать государственное вмешательство в бизнес-процессы, а юридическое сопровождение, как правило, включает в себя и судебное представительство. Если включать слишком большое число разнообразных судебных проектов в один раздел, пришлось бы делить компании с учетом специализации по спорам и составлять отдельные рейтинги внутри раздела «арбитражное судопроизводство», резюмирует Слепцов. В Chambers выделены международные процессы, а локальные разделены на уголовные и остальные.

«Ведомости» опросили корпоративных юристов с опытом работы в консалтинге, кого они относят к лидерам рынка по некоторым практикам. Результат отличался от итогов рейтинга. Например, Сиднев отнес к первой линии корпоративной практики Baker & McKenzie, Clifford Chance, Debevoise & Plimpton, White & Case. «Никого» — так корпоративный юрист крупной компании ответил на вопрос, какую российскую фирму он бы отнес к высшей лиге в корпоративной практике. Но в нее стоит переставить Chadbourne & Parke, предлагает он. Российские фирмы хороши в судах, указывает Сиднев. По антимонопольной практике он никого бы не отнес к первой лиге — у клиентов нет особой потребности в таких услугах: сложных дел нет, а есть рутинное взаимодействие с ФАС, но для этого «нам никто не нужен, нет необходимости обращаться к консультанту, чтобы написать ходатайство».

Удивляет экспертов лидерство российских фирм в номинации «международный арбитраж». «Просто россиян выдают за тех, кто действительно ведет процесс», — отмечает Сиднев, они посредники, могут взаимодействовать с клиентом из России, но судиться пойдет иностранная фирма.

Эксперты предлагают авторам рейтинга и дальше совершенствовать методику. Нельзя смешивать судебную работу и отраслевые практики, настаивает Сиднев. «Если судебные процессы оказываются в отраслевой практике, значит, рейтинг вводит клиента в заблуждение», — говорит другой корпоративный юрист, например, специалист по судам не знает специфики работы ФАС. Еще один совет — вводить большее число линий в рейтинге, продолжает он. У «Право.ru» есть такие планы, число групп в отраслевых рейтингах будет увеличиваться, обещает Слепцов.

КАК ОЦЕНИВАЛИ

Каждая фирма могла прислать от 3 до 5 наиболее значимых проектов по каждой отрасли. Максимальная оценка — 15 баллов. До 1 балла присваивалось за финансовый показатель, по 3 балла можно было получить за общественный резонанс проекта и влияние на практику правоприменения, до 3,5 балла — за влияние на законотворчество. Субъективная оценка аналитиков «Право.ru» весила до 4,5 балла.