11 февраля 2020
Как победить банкротный туризм | статья Олега Буйко для «Ведомости»

Адвокат Олег Буйко о том, как «продолжниковское» отношение судов сменилось «прокредиторским»

Мировая проблема «банкротного туризма» физических лиц – банкротов приобрела в России национальный колорит: межгосударственные «переезды» у нас сменились «переездами» между регионами, при этом целью «туристов» стало не желание удобно и быстро освободиться от долгов и завершить процедуру, а стремление оказать влияние на процесс назначения управляющего и затруднить жизнь своим кредиторам. Потому не удивительно, что типичный банкротный турист в России – это бизнесмен с многомиллионными долгами.

До недавнего времени арбитражные суды, как правило, закрывали глаза на смену места жительства должника перед банкротством и руководствовались крайне формальным подходом, согласно которому подсудность должна определяться по месту жительства гражданина на момент возбуждения дела о банкротстве. Пресекались только те попытки передать дела в другой регион, которые были связаны с явными злоупотреблениями: попытками должников зарегистрироваться в другом регионе уже после принятия к производству заявления о банкротстве (нами обнаружено около 30 подобных дел за 2016–2018 гг.). Если же «переезд» происходил раньше, пусть даже за несколько недель до возбуждения дела о банкротстве, суды усматривали нарушение правил о подсудности в единичных случаях.

Однако ситуация изменилась в начале 2019 г., когда на уровне Верховного суда были приняты определения по банкротным делам бенефициара банка «Мастер-капитал» Феликса Бажанова и бизнесмена Сергея Чака. В обоих случаях Верховный суд пришел к выводу, что регистрация по новому адресу незадолго до или после возбуждения дела о банкротстве обязывает должника доказать наличие объективных причин для переезда – семейные обстоятельства, релокация бизнеса и т. п. Если должник переехал в другой регион лишь на бумаге, заявление о банкротстве должно рассматриваться в центре притяжения его экономических интересов: по месту нахождения имущества, счетов и компаний, фактического проживания и ведения бизнеса, а также с учетом локализации большинства кредиторов должника.

С подачи Верховного суда в 2019 г. суды пресекли уже множество попыток банкротного туризма. По нашей статистике, вопрос о банкротном туризме вставал перед судами в 2019 г. не менее 70 раз. Мы решили проанализировать 50 последних дел из этого массива и выявили целый ряд любопытных закономерностей.

Из 50 дел в нашей подборке суды нашли злоупотребления в действиях должников в 39 случаях (почти 80%). Что характерно, в большинстве случаев «туристами» были граждане с крупными долгами – от пяти до нескольких сотен миллионов рублей. Чаще всего «туристы» «уезжают» из столичного региона: в 2019 г. как минимум 12 должников перед банкротством изъявили желание сменить московскую или подмосковную регистрацию на региональную. При этом Москва – самое привлекательное «туристическое» направление для банкротов: около 15% должников из нашей подборки в 2019 г. «переехали» в столицу, в то время как на другие регионы пришлось всего по одному-два прибывших «туриста».

Наш анализ массива дел 2019 г. позволяет выделить следующие критерии недобросовестности должников при смене места жительства: длительность проживания по предыдущему адресу, неуведомление кредиторов о переезде; смена регистрации за несколько недель или даже дней до подачи заявления о банкротстве, в необыкновенно короткие сроки; регистрация в помещении, не принадлежащем должнику. При оценке реальности переезда суды могут учесть даже синхронность смены регистрации несколькими должниками – партнерами по бизнесу. Но главным критерием банкротного туризма следует признать дату смены регистрационного учета: чем ближе она к дате возбуждения дела о банкротстве (и, соответственно, к моменту разрешения вопроса о подсудности дела), тем выше шансы, что суд посчитает должника «туристом». Типичный срок переезда «туриста» – от шести дней до шести месяцев до подачи заявления о банкротстве (более 50% от всех случаев). Тем не менее примерный период подозрительности, когда на должника возлагается бремя доказывания цели переезда, по нашим оценкам, составляет один год до момента подачи заявления о банкротстве. Иногда до сих пор встречаются случаи, когда смена места регистрации происходит после начала процедуры банкротства – такие действия почти всегда признаются судами банкротным туризмом.

Есть и факторы, которые дают судам право считать должника не «туристом», а «местным жителем»: проживание по новому адресу на протяжении как минимум полугода, наличие объективных семейных обстоятельств для переезда (например, развод или необходимость ухода за близким родственником), покупка недвижимости и иного имущества, трудовая занятость или наличие источника дохода в регионе, устройство детей в сады и школы, получение корреспонденции по новому адресу. По сути, арбитражные суды постепенно вырабатывают своеобразный чек-лист, позволяющий идентифицировать центр экономических интересов гражданина.

Более того, российские суды идут в ногу со временем и для определения реального места жительства должника могут принять во внимание даже расходы с банковских карт и поведение должника в интернете. Так, дочери уфимского предпринимателя не удалось доказать реальность своего переезда в Чечню: суды установили, что девушка совершает покупки в Уфе, Москве и за границей, при этом в выписках по ее карточным счетам нет ни одной транзакции в Грозном. Со ссылкой на личный блог девушки «Учеба в Англии» суд указал, что в действительности она преимущественно проживает в Лондоне и обучается в лондонском вузе. В результате суд пришел к выводу, что заявление о банкротстве девушки в России должно рассматриваться по месту ее прежней постоянной регистрации, а именно в республиканском арбитражном суде Башкортостана.

По существу, «продолжниковское» отношение судов к банкротному туризму резко сменилось «прокредиторским»: теперь уже не кредиторы обязаны доказывать в суде недобросовестность должника, а сам должник должен обосновать необходимость смены места жительства в преддверии банкротства. В целом такой подход следует признать справедливым и разумным, главное – не допустить крайностей: ориентируясь на позиции Верховного суда, нижестоящие суды могут начать без разбора признавать фиктивными любые переезды в преддверии банкротства, несмотря на реальные семейные и (или) экономические обстоятельства должников.

Несмотря на то что Верховный суд практически поставил крест на банкротном туризме, недобросовестные должники не оставляют попыток такой борьбы с кредиторами, и иногда им это удается. Поэтому кредиторам необходимо следить за активностью должников (как минимум, через Федресурс, банк данных исполнительных производств и картотеку арбитражных дел), а в случае возбуждения дела о банкротстве вне домашнего региона должника – оперативно представить суду свои возражения с целью передать дело по подсудности. Конечно, есть вероятность, что с развитием судебной практики банкротный туризм через несколько лет окончательно исчезнет, но едва ли это остановит должников от поиска новых способов усложнить кредиторам возможность участия в банкротных процедурах.

Автор — адвокат, советник судебно-арбитражной практики адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

Ведомости

КЛЮЧЕВЫЕ КОНТАКТЫ

Олег Буйко

Олег Буйко

Москва