3 июня 2021
Об особенностях вступления и членства России в ВТО | комментарии Владимира Таланова приложению «Коммерсанта», приуроченному к ПМЭФ-2021

Девять лет назад Россия официально вступила во Всемирную торговую организацию после многолетних переговоров, получив возможность влиять на развитие международной торговой системы и правила, ее регулирующие. Вместе с тем сейчас преимущества от членства являются скорее стратегическими и нацеленными на будущее. В условиях санкционных и торговых войн начинает все чаще звучать мнение о кризисе ВТО. Однако эксперты считают, что пока говорить об альтернативах организации рано, замечая при этом, что в условиях «Холодной войны 2.0.» стоит ожидать усиления разделения мировой торговли на кластеры.

Россия официально стала полноправным членом Всемирной торговой организации (ВТО), регулирующей около 98% всей мировой торговли товарами и услугами, в 2012 году после 18 лет переговоров. Это дало стране возможность быть полноправным участником процесса разработки правил игры на мировом рынке. Обратной стороной вступления в организацию явилось ограничение определенной степени свободы для нашей страны, в том числе из-за снижения импортных пошлин, что серьезным образом повлияло на бизнес. Кроме того, значительную часть российского экспорта представляют товары, оборот которых нормами ВТО не регламентируется, то есть вступление было в большей степени ориентировано на цели будущего, когда, предположительно, структура нашего экспорта изменится. «Это стратегическое преимущество, которое трудно оценить, в том числе и с помощью денежных знаков»,— замечает доцент кафедры мировой экономики СПбГУ Вадим Капусткин.

Однако всего через два года после вступления России в организацию отношения страны с Западом и Украиной резко ухудшились. «Это привело к войне санкций, заставлявшей Россию уже семь раз подавать иски к Украине, ЕС и США о нарушении ими правил организации»,— напоминает Сергей Дроздов, эксперт ИК «Универ Капитал».

По мнению Наталии Дюжевой, доцента экономического факультета РУДН, санкции западных стран против РФ практически никак не нарушают норм и правил ВТО: они ограничивают экспорт в РФ технологий, а также ограничивают приток в РФ финансовых ресурсов. «Ни то, ни другое ВТО не регулируется. А вот российские антисанкции по запрету на импорт сельскохозяйственной продукции из стран, применяющих санкции в отношении РФ,— это прямое нарушение норм и правил ВТО, взятых обязательств и условий членства»,— считает она.

Торговля условиями

Россия довольно долго вела переговоры по вступлению в ВТО, сумев отстоять некоторые возможности для защиты внутреннего рынка. «Российским переговорщикам удалось добиться максимума в условиях, на которых Россия присоединялась к ВТО: чем позже происходит присоединение, тем больших уступок требуют другие члены ВТО от присоединяющейся страны»,— говорит Владимир Таланов, советник практики международного торгового и таможенного права АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». При этом нашей стране пришлось привести в соответствие нормам ВТО свое законодательство. Вместе с тем эксперты отмечают, что стабильная система экономического регулирования позволила российскому бизнесу жить в более предсказуемых условиях.

Основные преимущества членства в ВТО — системные: гарантии сокращения дискриминации российской продукции на иностранных рынках, доступ к механизму разрешения споров с эффективными инструментами понуждения нарушителей к исполнению решений, участие в разработке новых правил международной торговли.

Оборотная сторона при присоединении к ВТО — пострадавшие в основном из-за снижения импортных пошлин отрасли. «В России после присоединения к ВТО часто жалуются производители колесных транспортных средств и спецтехники, предприятия легкой промышленности, сельскохозяйственные производители»,— говорит господин Таланов. Кроме того, правила ВТО могут заметно усложнять предоставление некоторых видов господдержки, однако по наиболее уязвимым секторам правительству удалось выработать инструменты, которые помогают российским производителям более эффективно конкурировать с импортом в условиях снизившихся импортных пошлин.

Вступление России в ВТО привело к тому, что другие страны-участники были вынуждены отменить часть своих протекционистских мер по отношении к российским товарам. В частности, США отменили поправку Джексона — Вэника, запрещающую предоставлять нашей стране режим наибольшего благоприятствования в сфере международной торговли. Однако в условиях санкций все преимущества от этого были нивелированы.

Среди факторов, вызывающих вопросы торговых партнеров сегодня, остаются отдельные меры государственной поддержки отечественных производителей, особенно в части импортозамещения, требования предустановки российского ПО, отдельные вопросы технического регулирования. «Несмотря на прямое обязательство в протоколе о присоединении, до сих пор не устранена система коллективного управления авторскими и смежными правами без согласия правообладателей»,— объясняет господин Таланов.

В спорных обстоятельствах

Очевидным положительным аспектом участия РФ в ВТО является возможность в качестве полноценного члена участвовать в раундах торговых переговоров, в разработке норм и правил ВТО, отстаивать свои интересы в рамках организации. За годы членства в ВТО Россия активно участвовала в торговых спорах: в качестве истца — в восьми, в качестве ответчика — в девяти, в качестве третьей стороны — в 89 спорах. «Как истец РФ предъявляла претензии ЕС по методологии корректировки стоимости и антидемпинговым мерам против импорта из РФ, по антидемпинговым мерам в отношении холоднокатаного листового проката, по третьему энергетическому пакету ЕС, против Украины по антидемпинговым мерам в отношении импорта нитрата аммония, мерам, касающимся торговли товарами и услугами, против США по защитным мерам в отношении товаров из стали и алюминия, по антидемпинговым мерам в отношении горячекатаной углеродистой сталепродукции»,— перечисляет госпожа Дюжева.

Среди наиболее существенных дел, по которым Россия была ответчиком,— спор в связи с запретом на импорт свинины из стран Евросоюза, введенный из-за африканской чумы свиней (запрет был в итоге снят), спор из-за антидемпинговых мер ЕАЭС на легкие коммерческие автомобили (срок действия мер завершился как раз к концу рассмотрения спора) и ряд других. «Нельзя не упомянуть, что в ходе спора по энергокорретировкам в европейских антидемпинговых расследованиях России удалось признать незаконными дискриминационные практики Еврокомиссии, от которых российские производители многие годы несли многомиллионные убытки при импорте в ЕС энергоемких продуктов»,— добавляет господин Таланов.

Сам процесс рассмотрения споров в ВТО является очень длительным, занимает от 1,5 до 5 лет. «Поэтому вне зависимости от исхода рассмотрения дела, страна, применяющая торговые ограничения, всегда фактически получает запланированный эффект, пусть и на временной основе»,— замечает госпожа Дюжева.

Дальнейшие перспективы

Многие сейчас рассуждают о кризисе ВТО, говоря о таких явлениях, как незавершенность Дохийского раунда многосторонних торговых переговоров, торговых войнах США, в частности с Китаем, а также о попытке США создания торговых блоков. «Однако это никак не преуменьшает роли ВТО как организации по либерализации и унификации регулирования международной торговли и уж тем более не угрожает ее существованию»,— считают собеседники BG.

Торговые войны между странами вспыхивают постоянно. «Нерешенность отдельных вопросов в рамках ВТО приведет к их более быстрому решению в рамках торговых блоков (интеграции) стран, их практической обкатке и распространению на весь мир (в том числе за счет прописания в соглашениях на уровне ВТО), просто в отложенном периоде. Что касается ВТО, то никакого значимого кризиса организация не переживает. Угрозу существованию ВТО может принести выход США и союзников США из организации. О чем речь пока не идет»,— полагает Наталия Дюжева.

По мнению Сергея Дроздова, вопрос о дальнейшей судьбе организации неясен не только в свете торговой войны США и Китая, которые в своих спорах к правилам ВТО почти не апеллируют, но и в свете нового разделения мира на политические лагеря. «В его рамках страны Запада разбрасываются санкционными мерами, а часто вообще вводят ограничения под надуманными предлогами, как, например, это происходит сейчас в отношении российской вакцины от коронавируса. При этом формально правила ВТО не нарушены — просто препарат не может пройти одобрение в местных бюрократических структурах. Вероятно, на фоне дальнейшего обострения "Холодной войны 2.0" усилится разделение мировой торговли на кластеры в рамках различных организаций, таких как ШОС, ЕврАзЭС, БРИКС»,— прогнозирует эксперт.

Мария Кузнецова
"Экономический форум". Приложение №94 от 03.06.2021, стр. 42 / https://www.kommersant.ru/doc/4836672

КЛЮЧЕВЫЕ КОНТАКТЫ